Администрация

Мир, каким мы его знали, исчез, но сохранять человечность – это наш выбор.
— Dale Horvath
В игре сентябрь-октябрь 2010 года

The Walking Dead: Pendulum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Walking Dead: Pendulum » Сердца продолжают биться » "Не можешь зверя убить - не тронь"


"Не можешь зверя убить - не тронь"

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://sh.uploads.ru/wUcX8.png
http://s7.uploads.ru/p8CqI.png
Николас и Дилан разговаривают по душам.
29 сентября 2010 года

Dylan Bates, Nicholas Harrington

+1

2

Община церкви святого Иуды расположилась на ферме, что находилась на расстоянии двухсот миль от Атланты. Как и у всех остальных подобных ферм в округе, у неё имелись обширные территории, выделенные под засев и пастбища для скота. Поля и луга начинались практически от самого дома и плавно переходили в окраину леса. На территории фермы, кроме самого особняка, находились также и большой хлев с сараем. На одной из лесных опушек, что располагались близко к окраине, располагалась полуразрушенная, но, по счастью, нетронутая мародёрами баптистская церковь. Это было вполне понятно, поскольку ничего жизненно необходимого в обители Бога не было – ни еды, ни воды, ни оружия. А ведь именно провизия и оружие были самым ценным ресурсом в условиях нашествия ходячих мертвецов.
Дилан первым обосновался на ферме, и именно он основал новую религию. Поначалу у него не было желания становиться новым Мессией, им руководило единственное и абсолютно естественное желание – выжить. Подавленный смертью близких и тем, что творилось вокруг, мужчина полностью ожесточился и не отступал ни перед чем, чтобы достичь своей цели. На своём пути из Атланты Бейтс не просто нарушал все заповеди Божьи, про которые так часто рассказывали ему в детстве, он шёл против себя и своей совести. Каждый раз, когда он убивал ходячих и живых, грабил, мародёрствовал, частичка человечности в нём умирала. Замкнутость его росла всё больше и больше. С момента смерти жены и дочери он не произнёс ни слова и не выходил на контакт ни с кем из выживших людей. Как ни странно, таковые ещё встречались.
Зачистить ферму оказалось не так уж и сложно. По всей видимости, её живые обитатели уже давно умерли и воскресли, а волна трупов ещё не добралась до этих мест. Дилану оставалось лишь убить ходячих в доме и на территории, а потом, по возможности, укрепить все окна и двери. Впервые за очень долгое время он смог уснуть в относительном спокойствии и даже выспаться.
Началась совершенно новая для Бейтса жизнь. И, как ни странно, он начал оттаивать. То ли рутинная работа отвлекала его от плохих мыслей, то ли действительно эта ферма была вдалеке от путей следования ходячих, и стала безопасным кровом для мужчины. Дилан и сам не понял, что на него так повлияло, однако он стал более спокойным и хладнокровным. Ясность мыслей, покинувшая его после смерти жены и ребёнка, вернулась к нему.
После того, как на его ферму забрела небольшая группка выживших, у Бейтса было два пути. Он мог оставить их на растерзание ходячих, шныряющих в окрестностях и лесу. Или же мог помочь им отбиться от нападающих трупов и приютить у себя, предоставив кров и пищу. К своему вящему удивлению, Дилан выбрал второй путь и помог людям. Он впустил их к себе в дом, накормил и дал возможность отдохнуть после бешеных перебежек по лесам и полям. И всё это – не произнося ни слова. Он всё ещё не разговаривал ни с кем из выживших.
Этот день, а вернее его ночь, подали Дилану совершенно безумную, но, в то же время, очень логичную идею. Он ненароком подслушал разговор своих нежданных гостей и понял, что они глубоко религиозные люди. Филипп, Трейси и Синтия лежали в гостиной, на старых матрасах, и вполголоса переговаривались о том, что Бог ниспослал кару на человечество из-за того, что оно погрязло в грехах. Эти слова подтолкнули хозяина фермы на самую настоящую авантюру.
Утром гостей фермы встретил не мрачный мужчина с оружием, который спас их и приютил, а самый настоящий Мессия. Дилан собрал воедино все свои познания о Боге и Библии, которых в изобилии набрался от религиозных родителей-мормонов, и начал вещать о каре небесной. Он не просто заговорил. Он заговорил и заговорил вдохновенно. Его проповедь настолько потрясла выживших в настоящем Аду людей, что они даже не усомнились в её словах. Бейтс для них мгновенно стал Пророком, который пережил ужасающие страдания и через них получил избранность от Господа. Бог говорил с ними через этого избранного мужчину.
Дилан прекрасно понимал то, какой выгодой для него обернется его авантюра. Религиозный фанатизм его гостей должен был превратить их в послушных рабов. Так и случилось. Филипп, Синтия и Трейси остались на ферме Бейтса и стали первыми из его последователей. Они помогали ему по хозяйству, выполняли мелкие поручения, работали на восстановлении фермы и церкви.
Через некоторое время количество людей в общине церкви Святого Иуды достигло почти сорока человек. Каждый из них приобщался к секте по разным причинам. За каждым человеком стояла сложная и противоречивая судьба, но фальшивого священника это не волновало. Главными для него был собственные комфорт и власть.

+4

3

Стук в дверь раздался далеко за полночь. Дилан всё ещё сидел в своём кабинете, расположенном на втором этаже особняка, не в силах просто собраться и отправиться спать. Снотворное своё он так и не нашёл, а это значило только одно - ему предстояло множество бессонных ночей и кошмаров. Ночь за ночью фальшивый священник переживал смерть своих близких, с ужасающей реалистичностью наблюдая момент их смерти и воскрешения. Мужчина был уже измотан своим затянувшимся недомоганием и старался его скрывать. Именно поэтому он сейчас сидел в своём рабочем кабинете, погружённом в густую темноту, и не зажигал свечей. На столе перед ним стояла открытая бутылка виски и неполный стакан алкоголя.
- Входите, - проговорил Бейтс, убирая со стола бутылку, но оставляя стакан. - Что-то случилось? Ходячие?

+2

4

Прошло не так много времени с тех пор, как Николас присоединился к общине, возглавляемой Бэйтсом, но он уже успел по достоинству оценить замысел Дилана. Он создал общину, объединив людей одной идеей, одной верой, давая им какое-то объяснение происходящему и помогая справиться с тем, что случилось. И еще случится. Николас вдохновился этой идеей, проникся но — не уверовал. Мужчина вовсе не отрицал концепцию Высшего разума, более совершенного, чем человеческий, но идея Высшего разума, требовавшего постоянного поклонения его смущала. Впрочем, он был не единственным, кто не верил в божественную суть происходящего на Земле и так же как другие, не торопился изобличать никого во вранье или заблуждениях, в которых люди находили спасение. Какой в этом смысл? Здесь было безопасно и не стоило кусать руку, которая его кормила.
Однако, он знал, что в общине все не так просто, как кажется на первый взгляд. Новичков не посвящали в настоящие дела, которые творились... за кулисами. Ему давали время привыкнуть, давали и общине привыкнуть к нему. И Николас старался, показывал себя в с выгодной стороны, давая понять, что он может быть полезен не только в хозяйстве или охране. И каждый раз Николас ловил себя на мысли, что даже в мирное время не оставил бы общину мистера Бэйтса без внимания. Уж слишком интересным и лакомым кусочком та была.
Время шло, Николас терял терпение. Дилан не спешил приобщить его к таинствам происходящего, хотя знал — это ведь было так очевидно для человека, который смог создать общину религиозных оболтусов за такой короткий срок!.. В эту ночь Николас не дежурил, но не смотря на это ему не спалось и Харрингтон вышел на крыльцо дома. Объятая тишиной ночь обретала тяжесть и невесомость живой плоти.  Как мало нужно времени для того, чтобы городской смог рассеялся и можно было увидеть звезды. Разумеется, вдали от города их видели и раньше, но сейчас, пронизанная скольжением звезд, она завораживала взгляд игрой огней, от которых на глаза наворачивались слезы. Сморгнув влагу, Николас сошел с крыльца. Что могло быть опаснее похода по неизвестным и жутким землям? Разве что поход по неизвестным жутким землям ночью, в самый пик активности разной неприятной живности и неживности.
Померзнув некоторое время, Николас вернулся в особняк и не торопясь поднялся наверх. С улицы он заметил, что в окнах кабинета Дилана горел свет.
Стоило, наконец, поговорить.
Николас постучал в дверь и получив утвердительный ответ, вошел.
— Нет, мистер Бэйтс, мне не спалось и я... — Николас обаятельно улыбнулся, закрывая за собой дверь и делая пару шагов внутрь помещения. — Хотел поговорить с вами. Я вас не отвлекаю?

+2

5

- От чего интересно? - Дилан саркастически хмыкнул и окинул взглядом свой кабинет. Здесь ни на йоту не создавалось ощущения рабочей обстановки, в которой глава секты был занят делом. - Проходи, садись. Мне тоже не спится, как видишь. Выпьем?
Бейтс вытащил начатую бутылку и вновь поставил её на стол. Затем он зажёг на столе свечу, чиркнув спичкой. Её пляшущее пламя осветило, наконец, лица полуночного гостя и самого Дилана. Он ждал, пока его гость войдёт и разместится в кресле напротив со всем возможным удобством. Его гостем в это позднее время был один из относительных новичков-адептов в общине - Николас Харрингтон. Некогда Дилан наткнулся на этого человека самолично, встретив в городе, и смог его заинтересовать каким-то непостижимым образом. Тот присоединился к церкви Святого Иуды некоторое время назад и вот теперь хотел о чём-то поговорить со своим "духовным отцом".
На самом деле, Дилан прекрасно понимал, что Ник присоединился к его общине отнюдь не из религиозных соображений. Как и к любому другому новичку, фальшивый священник присматривался к блондину и довольно долго, но никаких намёков на фанатичность у того не наблюдалось. Ничего странного в этом не было. Бейтс вполне допускал, что часть его последователей находятся рядом с ним вовсе не из-за того, что считают его новым Мессией, а лишь потому, что община предоставляет им безопасный кров, провизию и медикаменты. Выживание в условиях сурового мира, наводнённого ожившими мертвецами, было первостепенной задачей и целью каждого выжившего. О душе и Высших силах если и думали, то немногие. Мистер Харрингтон явно не относился к числу данного меньшинства. Впрочем, данное обстоятельство можно было спокойно не принимать в расчёт, пока оно не подвергало опасности положение главы церкви Святого Иуды. По крайней мере, создавалось впечатление, что никакой угрозы от Ника пока не исходило.
- И о чём же ты хотел со мной поговорить, Николас? - Дилан сцепил пальцы рук перед собой и, упершись локтями о поверхность стола, пристально взглянул на мужчину.

+1

6

По обыкновению, Николас сдержанно растянул в улыбке чуть трескавшиеся бледные губы, садясь напротив Дилана. Рабочий кабинет главы общины располагал к уютной беседе за чашечкой чая или чего покрепче. 
— Да, с удовольствием, но немного. Отвык, знаете ли... давно не пил, — алкоголь использовался им только как дезинфицирующее средство, и вовсе не души. Бутылка крепкого абсента все еще была у него где-то в вещах, выпивать его он не торопился: во-первых не любил, а во-вторых, ну, какой смысл в том, чтобы напиться? Лучше оставить на случай если он получит какую-нибудь рану. От укуса, конечно, не поможет, но обеззаразить ножевой порез вполне. Да и хранится долго.
Бэйтс зажег свечу: её пламя осветило кабинет, добавило теней, особенно яркие залегли у Николаса под глазами, а бледная кожа вкупе с высветленными волосами стала еще белее и тот походил на покойника. Только блеск в серых глазах выдавал в нем живого человека. Харрингтон взял бутылку и плеснул в оба стакана немного выпивки.
— Хотел поблагодарить вас за то, что дали мне укрытие, — честно ответил он. Хоть лагеря он и не встречал, да и в общем не особенно стремился в них попасть, ему было немного удивительно, что его так быстро приняли. Не без предосторожностей, без них никуда, и все равно, так... легко. Глядя в карие глаза Бэйтса Николас сделал глоток: Дилан уже выпил, так что же, не оставаться же Николасу трезвым, иначе может показаться, что он решил воспользоваться случаем и споить первого, а это было не так. Харрингтон даже не предполагал что у Бэйтса будет выпивка.
— Снаружи оставаться с каждым днем все опаснее, число мертвых растет, в то время как живые прячутся по норам и боятся себе подобных. Мне очень повезло вас встретить, не знаю, где бы я был если бы не вы.
Он был бы жив. Или мертв, столкнись он со стадом мертвецов. По одиночке те не представляли угрозы, а вот десяток...

+2

7

- На самом деле, я тоже, - Дилан благодарно склонил голову в ответ на то, что Николас наполнил стаканы. Отчего-то, атмосфера этой ночи располагала мужчину к откровениям. В том смысле, который он сам вкладывал в слово "откровение". Полуправда, намёки, полутона... Всё просто обязано было работать на то, чтобы его последователи всё больше привязывались к нему. - Просто устал.
Бейтс взял в руки стакан, но пить не стал. Он задумчиво держал его в руках, подушечкой большого пальца поглаживая прохладное стекло. Его взгляд блуждал по комнате, то и дело падая на собеседника. При первой встрече с Николасом Дилан не заметил некоторых деталей, которые теперь отчётливо бросались в глаза. Блондин был измождён. До крайней степени, поскольку даже пребывание в общине на протяжении некоторого времени не изменило его внешности в сторону крепости и здоровья. Щеки Ника были всё такими же впалыми, круги под глазами всё такими же тёмными, а телосложение всё таким же худосочным. Молодой мужчина создавал впечатление какого-то ожившего мертвеца, каким абсурдным бы ни было это сравнение во время эпидемии.
Фальшивый священник никогда не расспрашивал Харрингтона о том, как тот жил до попадания в церковь Святого Иуды. Он лишь предполагал, что на долю новоиспечённого адепта выпало немало лишений и проблем. Впрочем, как и на долю всех выживших. Отстранённость Николаса и его стремление к одиночеству тоже были понятны Дилану. Многие выживали именно так - по одиночке, передвигаясь короткими перебежками от одного укрытия к другому. Незаметность одиночек была их шансом на успешное выживание. Такие истории ни для кого не были открытием или новостью, но их охотно слушали в общине, раскрыв рты и сопереживая каждому опасному моменту. Вот только сам Ник не был особо разговорчив и не горел желанием делиться какими-то ни было подробностями своей жизни. Даже со своим "духовным отцом". С чего бы ему вдруг откровенничать, да ещё и сейчас?
- Ничем, кроме Божьей воли, я не могу объяснить нашу встречу, - Бейтс усмехнулся и сделал глоток виски. Алкоголь был отменным и это радовало. Мужчина всё никак не мог привыкнуть питаться не пойми чем и пить неизвестно что. - Я тоже рад тому, что мы встретились и я смог тебе помочь. Церковь Святого Иуды для того и создавалась, чтобы помогать выжившим людям и дарить им надежду. Я просто не мог оставить вас с Тришей и просто проехать мимо.
Дилан залпом осушил свой стакан и взглянул на Ника через стекло пустого стакана. Изображение мужчины расплывалось и выглядело от этого ещё более пугающим. Будто клоун-альбинос из детской страшилки. "Неужели же я уже настолько пьян?", пронеслось в мозгу у Бейтса.
- Думаю, у тебя были бы шансы выжить в одиночестве, - выдохнул мужчина, со стуком опуская стакан на поверхность стола и протирая лицо руками. Недосыпание в совокупности с алкоголем давали состояние схожее с нарколептическим. - Но если бы ты столкнулся со стадом, то онои бы просто тебя сожрало. Наши разведчики говорят, что таких массовых передвижений ходячих становится всё больше.

+3

8

Что Николасу нравилось в Дилане, так это то, что он не стремился принудить кого-то уверовать. Конечно, считалось, что все априори хоть сколько-то верят, но... даже Николаса, не проявлявшего никакой склонности к религиозности не гнали: воистину божьи люди. Может, он и выжил бы один, однако, с группой было легче. Вспоминая Тришу, мужчина сдержался, чтобы не закатить глаза: детей Ник не жаловал, они казались ему обузой, особенно если вдвоем, если без группы и постоянного укрытия. Конечно, дети могли влезть куда угодно, как крысы просочиться в какую-нибудь дыру, но кто так станет рисковать? Николас бы рискнул, но ему никто не разрешит использовать ребенка.
— Кто знает, — пожал плечами мужчина. допивая виски. — Сегодня небольшая группа добралась до дальнего ограждения. Их перебили и обнаружили небольшое повреждение в укреплении. Забор чинят, однако, мне кажутся эти меры недостаточными. Будь десятка на три больше, они бы сломали его без труда и прорвались. Страшно представить, что бы тогда случилось, — вздохнул Харрингтон. Сам он принимал участие только в бойне ходячих, оставив ремонт ограждения другим.
— Давно хотел спросить, почему Церковь святого Иуды? он ведь предал Иисуса за тридцать серебрянников. Или я что-то путаю? — громко стукнув стаканом о столешницу спросил он и тут же поморщился от своего стука. Бэйтс был темной лошадкой, скрытным, умеющим вытянуть что-то из другого человека. Было в нем что-то... от его отца. Что-то неуловимо напрягавшее Харрингтона. Настолько непонятное, что сам Николас не мог понять, что именно. Внутреннее ощущение натянутой струны от темечка до желудка, и всякий раз, когда Дилан бросал на него взгляд эта струна дрожала.

+2

9

Дилан чуть наклонил голову вбок, слушая рассказ Николаса о дневном инциденте и открыто наблюдая за ним. Несмотря на подбирающееся опьянение и усталость, которая сопровождала его уже несколько дней, мужчина не терял ни капли бдительности, ни толики своей проницательности. Конечно, информация, озвученная блондином, уже была известна, но главе секты было крайне любопытно наблюдать за новой интерпретацией уже известных фактов. Харрингтон создавал впечатление неглупого человека и, вполне вероятно, мог принести определённую пользу со своими соображениями.
- Упаси Боже от такой катастрофы, - мотнул головой Дилан, нервно убирая длинные пряди, упавшие на лицо. - Возможно, стоит усилить караул по периметру. Пока мы находимся в выигрышном положении, потому что можем убивать ходячих ещё на подходе к ферме. Было бы неплохо вооружить наших караульных снайперскими винтовками, но где их сейчас найдёшь в таком количестве?
Бейтс вздохнул и подлил виски в свой стакан. Это была бутылка особого односолодового алкоголя, который он хранил для особых случаев. На самом деле, большая часть общины вовсе не была в курсе того, что её глава употребляет алкогольные напитки. А мир, кишащий ходячими мертвецами, не подразумевал роскошества в плане выпивки. Наверное, именно благодаря этим факторам до виски Дилан добрался только сейчас. Когда нервы дрожали, будто туго натянутые струны музыкального инструмента.
- Однако, ты прав. Ограждения неплохо было бы сделать прочнее и толще. Есть какие-то идеи, как это можно сделать?
Мужчина сделал глоток и взглянул на Ника, вопросительно приподняв бровь. Он не собирался сейчас же сгонять всю общину на работу по укреплению ограждений, но мысли блондина по поводу ремонта были интересны. Одна голова - хорошо, а две - ещё лучше, как говорится...
- Увы, дорогой мой Николас, ты всё перепутал, - улыбнулся уголками губ Дилан. - Наша церковь названа не в честь предателя Иисуса Христа, а в честь святого мученика Иуды Фаддея, покровителя всех отчаявшихся душ. Если ты хочешь углубить свои познания в этом вопросе, то где-то тут у меня была подходящая книга.
Бейтс встал со стула и прошёл к своему книжному шкафу. Большую часть его заполняли религиозные книги, которые находили адепты общины при своих вылазках в близлежащие города. Там хранилось и жизнеописание святого Иуды, которого Дилан выбрал, как покровителя своей церкви. Именно её он и намеревался отдать Харрингтону для прочтения.

+1

10

Вопрос безопасности стоял для каждого стоял во главе угла и Николас, несмотря на всю свою нелюбовь к ограждениям и прочим заборам, особенно ярко горевшую до начала пандемии, задумался о том, как укрепить ограждение, защищавшее их от мертвецов.
— Есть идея прореживать их еще до ограждения. Мертвецы умом не отличаются и стадо можно задержать с помощью сколоченных вместе кольев. Их использовали еще древние римляне для защиты своих городов. Я думаю, что мы могли бы сделать что-то такое, по периметру и со стороны леса и дороги, откуда идет основной поток мертвецов. Их это задержит и на ограждение будет оказываться уже не такой напор. Это и тише и безопаснее для нас. Пока мы уберем тех, что у забора, те, что на кольях подождут, а может и привлекут к себе других. Что нам тоже на пользу.
Если уж говорить о безопасности, то стоило попробовать все, хотя он не был так уверен в действенности своего предложения.
Николас пожал плечами, откидываясь со спинку кресла.  Удобное, мягкое, без идиотской расцветки, оно так и манило его расслабиться.
— Вот как?.. я не силен в теологии, — смущенно объяснился он, наблюдая за Диланом; он хотел дать ему почитать? Будет чем занять бессонные ночи или вечера. Николас не отказывался от литературы, когда ему предлагали что-то прочитать, книги значительно расширяли кругозор, а в нынешнее время особенно ценились.

+1

11

- Да, я так и понял, - холодно улыбнулся Дилан, подавая собеседнику книгу. Житие святого Иуды Фаддея, которого действительно часто путали с предателем Спасителя и которого многие почитали, как покровителя всех заблудших душ, обнаружилось на самой верхней полке книжного шкафа. - Во всяком случае, вот эта книга сможет заполнить многие пробелы в твоих познаниях.
Бейтс вернулся в своё кресло и задумчиво сложил ладони в молитвенном жесте. Он не делал этого нарочито, всё у него получалось как-то естественно, без наигранности. Даже в самые пиковые моменты, когда Дилан настолько вживался в роль Пророка и Мессии, что ему впору было потерять своё "я", все его действия и слова были гармоничными. Он выглядел благочестивым, исстрадавшимся и почти святым. Всегда, вне зависимости от ситуации. Порою, это удивляло даже его самого.
Пробелы в религиозных знаниях, которые существовали практически у всех последователей Дилана, были ему, что называется, на руку. Его самого нельзя было назвать религиозным фанатиком или гением, который знал досконально тонкости Священного Писания. Однако, те познания, которые Бейтс получил в ненавистном детстве, очень помогли ему в том, чтобы довольно ровно разработать стратегию по промывке мозгов своим последователям. Всё это, да ещё и помноженное на навыки психолога, делало фальшивого священника весьма опасным для восприимчивых людей. В конечном счёте, было совсем неудивительно, что глава общины Святого Иуды пользовался репутацией и статусом очень верующего, благочестивого и знающего христианина. Многие из членов общины буквально жаждали того, чтобы их обманули. А их "духовный отец" пользовался этим и, в какой-то степени, даже гордился своими поступками.
- Мне очень нравится твоя идея, Николас, - Дилан взглянул на блондина через некоторое время, выдержав значительную паузу. В его карих глазах отражались отблески свечного огня. - Это очень подходит для нашего смутного времени. Думаю, мы займёмся постройкой таких оборонительных сооружений завтра же. Или... Вернее, уже сегодня.
Уголки губ Бейтса растянулись в широкой улыбке. Он умел улыбаться одними уголками губ или одними глазами. Дилан встал и обошёл свой стол, а затем сел прямо на столешницу, напротив Николаса. Через какое-то мгновение его ладонь с длинными пальцами легла на плечо блондина, а проникновенный взгляд уставился прямо в переносицу, будто дуло пистолета.
- Николас, я тебе очень признателен. Ты принёс большую пользу нашей общине.

+1

12

С малых лет Николас знал, что стиль жизни манипулятора базируется на четырёх китах: ложь, неосознанность, контроль и цинизм. Его отец был таким: манипулятором. Если ему не удавалось кого-то задавить авторитетом или силой, он пускался в манипуляции. Семейство Харрингтона-старшего очень часто подвергалось этому воздействию, а сам Николас и подавно, за свое нежелание подчиниться. Принимая из рук Дилана книгу, он благодарно улыбнулся.
— Спасибо, я обязательно ознакомлюсь.
В книге, как надеялся Николас, находилась информация, на которой базировались проповеди Дилана Бэйтса, по крайней мере, большая их часть. В новом мире к сожалению не было интернета, что удручало: иначе бы он давно уже все загуглил и нашел то, что хотел. Книга, которую Дилан дал Николасу хорошо сохранилась и открыв её, мужчина немного разочаровался, не увидев ценника на форзаце. Последователи Бэйтса набирали книги, как знал Николас в библиотеках и книжных магазинах, кто-то, видел Харрингтон, читал какую-то изотерику. Ах, если бы кто-то написал и издал книгу о "раскрытии чакр мертвецов", то она мгновенно стала бы бестселлером! Может, Николас сам и написал бы её, но увы, сейчас было не до издательской деятельности.
— Уже сегодня? — брови Николаса сами поползли вверх. Его советы обычно воспринимались со скепсисом и такого скорого одобрения со стороны Бэйтса мужчина никак не ожидал. И отвлекшись на перелистывание страниц, чтобы ознакомиться с содержимым книги, упустил момент, когда Бэйтс сел напротив него, глядя теперь сверху вниз. Николас проследил взглядом от руки, опустившейся на его плечо до лица священника.
— Я... польщен. Надеюсь, что и дальше буду вам полезен, мистер Бэйтс, — искренне отозвался Николас, немного сбитый с толку таким поведением.
Невольно он проникся к Дилану, потеряв осторожность.
— Во всех ваших делах, — взяв себя в руки добавил он, чуть приподняв бровь. — Я не боюсь запачкать руки.
Тонкая грань, которую Николас боялся переступить в разговоре с Диланом была почти пересечена, но он вовремя остановил себя, отводя глаза от чужого лица и утыкаясь в книгу.
Дилан давил на него, захотелось скинуть руку с плеча и выйти, но он чуть дернулся, когда опускал глаза и только. Надо заставить этих людей верить в то, что им велят, нельзя допустить, чтобы они сами за себя думали. Голос отца вспыхнул в голове и угас. Чертов ублюдок многому его научил, даже не смотря на то, что никогда не хотел сына. А Бэйтс, судя по всему, знал так же много, как и его покойный папаша.

Отредактировано Nicholas Harrington (2017-11-23 14:40:04)

+1

13

- Это очень похвальное стремление, - мягко улыбнулся Бейтс и кивнул блондину. Тот выглядел искренним и это подкупило бы кого угодно, но только не главу общины. Дилан всегда сохранял изрядную долю скепсиса по отношению к людям, а, в особенности, столь честолюбивым, как Харрингтон. Честолюбие Николаса читалось во всём: тоне, жестах, мимике, взгляде. Оно едва заметной нитью сквозило во всём его поведении. - Я вижу, что ты искренне стараешься помочь делам общины. И посему, могу тебя поздравить. Твой испытательный срок окончен и впредь ты будешь считаться полноправным членом нашей церкви. Я распоряжусь, чтобы тебе выделили пост в охране. Джереми всё тебе объяснит и обо всём позаботится. Думаю, ты будешь нам всем очень полезен на такой работе.
Бейтс снял с чужого плеча свою руку и чуть замялся, будто бы смутившись того факта, что она слишком долго там находилась. Затем он встал со столешницы и отправился обратно на своё место. Мгновение и мужчина вновь погрузился в любимое кресло, уже сам протягивая руку к почти пустой бутылке виски и подливая алкоголя себе в стакан. Блондин, казалось, с головой погрузился в чтение. Или делал вид, что книга всецело завладела его вниманием.
В сущности, такое внимание к новой информации можно было понять, поскольку все люди в весьма короткий срок оказались в абсолютном информационном вакууме. Не работал интернет, стационарные телефоны и сотовая связь, связь со спутниками была безвозвратно утеряна. Сейчас, по прошествии некоторого времени с начала эпидемии, разворовали даже книжные магазины и библиотеки. Конечно, крайне редко книги использовали по прямому их назначению, то есть читали. Чаще всего они просто служили материалом для растопки или иных хозяйственных нужд.
- У тебя остались ещё какие-то вопросы, Николас? - проговорил Дилан прежде, чем сделал новый глоток из стакана. В его глазах всё ещё сверкал нешуточный интерес, который вполне можно было принять за выражение опьянения.

+1

14

Перед глазами мелькали строчки и буквы, едва различимые в тусклом свете, и поэтому, понять, будет ли чтиво скучным или нет, не представлялось возможным. В дом бы электрический свет... но, увы. это была недоступная роскошь. Решив отложить чтение до утра, Николас закрыл книгу, поднимая серые глаза на Дилана.
— Спасибо, — Харрингтон хотел было пожать Дилану руку, но тот отошел и неловкий жест Николаса так и повис в воздухе на несколько секунд. Чтобы замять это, Харрингтон положил руку на подлокотник кресла. Секунду посидев в нем, мужчина встал, собираясь уйти, когда его остановил вопрос Дилана. Вопрос — каверзный, только, расслабившись от спиртного и обманувшись добродушием визави, Николас не увидел в нем каверзы.
— Я... если честно, да. Я хотел бы узнать, что происходит ночами. Например, на прошлой неделе, когда Фрэнк... его теперь нет. Я видел, что большая часть общины удалилась к церкви.
Обманчивый блеск в глазах Бэйтса сбил Николаса с толку. Потеряв бдительность, он задал давно мучивший его вопрос, вместо того, чтобы улучив момент, проследить и узнать все без оговорок и вранья. Раньше он бы не поверил Дилану, а сейчас, упоенный известием о том, что шансы на изгнание и потерю безопасного места уменьшились, решился на риск. С первого дня пребывания в общине Николас старательно избегал двусмысленных ситуаций, но сейчас его любопытство взяло верх.

+1


Вы здесь » The Walking Dead: Pendulum » Сердца продолжают биться » "Не можешь зверя убить - не тронь"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC