Администрация

Мир, каким мы его знали, исчез, но сохранять человечность – это наш выбор.
— Dale Horvath
В игру требуются персонажи канона

The Walking Dead: Pendulum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



"TNHMB"

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://sg.uploads.ru/TBtIZ.png http://s7.uploads.ru/mQky2.png http://s9.uploads.ru/koqys.png http://s3.uploads.ru/KPdrL.png
7 сентября 2010-го года. Скотт и Эштон привыкли сторониться людей. Порой, многие из них представляют гораздо большую угрозу чем ходячие мертвецы. Но относится ли этот постулат к маленькой девочке, которую они волею судьбы встретили на своём пути?
Скотт Монтойя, Эштон Уитман, Фейт Андерсон

Отредактировано Ashton Whitman (2017-09-07 10:32:21)

+1

2

Минувшая ночь была особо суровой. Накануне, стремясь укрыться от промозглого, ледяного ветра и проливного дождя, мы со Скоттом даже рискнули наведаться в какой-то небольшой и очень провинциальный городишко. Заявились в один из домиков на окраине, оприходовали чердак, там и устроились на ночлег. Где мы находимся, в Теннесси, в Кентукки, в какой-нибудь Джорджии? Я проснулся с первыми лучами солнца. Монтойе, похоже, холод ни по чем. Спит в углу, как убитый. Дрожа от озноба, и я пытался вновь провалиться в сон, однако даже в столь незамысловатом занятии умудрился потерпеть полнейшее фиаско. Посему, следующие пару часов мне ничего не оставалось кроме как просто ждать пока Скотт наконец проснётся.
- Может посмотрим здесь какой-нибудь магазин с тёплой одеждой и покрывалами? Я не смогу провести ещё одну ночь в таком холоде, - конечно, за эти слова я тут же словил на себе скептический взгляд заспанного друга, который только к обеду начал проявлять хоть какие-то признаки жизни. Ему опять кажется что я причитаю?
- Да не ною я. Я правда чуть не окоченел, чувак. Так и заболеть не долго. Этого только нам не хватало, - едва успев закончить фразу, меня мистически прорвало на сильный кашель, сухой, болезненный, будто ещё чуть-чуть и я выплюну собственную лёгкие,
- А, нет. Всё. Уже поздно. Прекрасно. Ну что, ты следующий?
В общем, в магазин мы все-таки сходил. И, между прочим, нам довольно-таки повезло с уловом. Я нашел себе теплую куртку, мягкие спортивные штаны, заменил обувь на более подходящую для погоды, запихал в сумку тонкое, но, по ощущениям, очень теплое одеяло. Ну и самое главное, мы нашли настоящее сокровище в условиях постапокалиптичного мира - целую гору трусов и носков. Короче говоря, вернулись в лес уже в приподнятом настроении, даже несмотря на моё легкое физическое недомогание. Я, кажется, все-таки слегка простыл. Надеюсь, обойдется.
Идем себе с рюкзаками набитыми до отвала и болтаем о разных глупостях. Даже забылись слегка, говорили уж слишком громко. На наше счастье вокруг не оказалось ни одного ходячего. Да и живых людей мы уже, честно говоря, подзабыли когда в последний раз видели. Поэтому-то, от непривычки и шока, я встал как вкопанный, когда увидел перед собой, меж деревьев, - ребенка. Маленькую девочку, наверное, лет десяти, худую такую, с копной рыжих волос.
- Скотт, меня, кажется, закоротило. Я вижу хоббита перед собой.
Плавно выходя из ступора, я сделал первый шаг по направлению к ребенку, вытянув правую руку перед собой. Боже, да ей даже не десять. Шесть или семь лет от силы! Дети в этом возрасте уже умеют разговаривать?
- Привет. Я - Эштон. Ты что, одна здесь гуляешь? Где твои люди?

Отредактировано Ashton Whitman (2017-09-10 10:14:54)

+4

3

- Схожу с тобой я в этот магазин. Эш, только заткнись, пожалуйста!
Едва разлепив глаза, бросаю в его сторону из сумки какой-то предмет гардероба, похожий на жилетку, пусть поплачет. Тряпка приземляется точно на его макушку накрыв под собой всю голову. Так то лучше. Спалось ночью не сладко. Просыпаюсь много раз, лежу в темноте, гляжу в потолок, прислушиваюсь к шорохам, двести раз выглядываю в небольшое чердачное окно высматривая свет огней автомобильных фар либо невнятные, ленивые движения ходячих. Ничего. Никого. И снова двести раз засыпаю, но каждый раз тут же просыпаюсь. Лишь к утру удаётся провалиться в глубокий сон. В помещении становится прилично теплее, я стараюсь расслабиться и в какой-то момент мне удаётся насладиться первыми сновидениями. А просыпаюсь, конечно же, от глубоких вздохов Эша. И кашля.
- Я тебя умоляю, держись от меня в стороне.
Не хватало ещё заболеть. Эштон редко думает об опасностях. Если он и меня заразит, кто будет заботиться о нём же? Последняя коробка антибиотиков пропала с месяц назад, когда реку переплывали. Много ценного груза тогда пошло ко дну. Ладно, пора выдвигаться. Я велел Уитману идти слегка впереди, сам следую по пятам и внимательно смотрю по сторонам, прислушиваюсь к звукам, ведусь на каждое движение.
В небольшом одежном павильончике Эштон ведёт себя как ребенок в Рождество. Белью я тоже был рад, но всё же основную часть времени стоял у входа и сторожил шопомана.
- И мне что-нибудь подбери на осень!
Мне совершенно всё равно как оно будет выглядеть. Хоть розовый костюм с перьями. Главное чтобы было удобно и тепло. А ещё чтобы сохло быстро, дожди обещаются стать частыми гостями в этих местах в это время года. Ладно, отвлёкся.
Идём дальше. Возвращаемся, так сказать, в привычную среду обитания. В лес. Собираем немного грибов, ягод, в эту пору их особо много. Дальше следуем на возвышенность, эти тропы мы уже знаем. Заметили, что ближе к низовьям вода отравлена трупными испарениями. Смрадит за сотню ярдов, в неглубоком ручье потонула не одна сотня ходячих. С холма же, повыше, стекает довольно чистая, ключевая вода. Запасы в наших флягах практически опустошены. Их наполнение сейчас это первоочередная задача для нас.
Уитман опять веселится, рассказывает приколы, дурачится. Иногда меня раздражает эта его черта, но с другой стороны я понимаю что без него давно бы сдох уже если не от голода, болезней, укуса зомби, то точно от скуки и тоски. Я слишком расслабился. Иду и улыбаюсь, смеюсь, даже что-то отвечаю. Я не оцениваю лишь одну его шутку. Про хоббита. Это уже было не смешно. Мы, возможно, в опасности. Наивный подросток сразу же полез знакомиться с миловидной девчушкой, но что какая-то малолетка может делать одна посреди леса? Живой, на вид практически невридимой. 
- Иди сюда,
Хватаю Уитмана за лямку на рюкзаке и грубо оттаскиваю назад чтобы не рыпался. Тот чуть не падает и поддается. Нашептав в ухо:
- А если это приманка? Встань за меня и гляди в оба.
Достаю нож, осмотрел местность вокруг своей оси, высматривая людей. Никого. Но если я не вижу "их", не значит что "они" не видят меня. Прямо сейчас я могу быть под прицелом.
- Так что, ты говоришь, ты делаешь в лесу? Совсем одна.

+4

4

Фейт всегда запоминала дорогу с первого раза и могла без единой запинки перечислить все, что встречалось на пути: как называются автобусные остановки и каким маршрутом можно с них ехать, как называются магазины и что выставлено в их витринах на всеобщее обозрение, когда будет представление, на которое зазывает яркая афиша, и кто будет а нем выступать. Если бы все было как раньше, Фейт не заблудилась бы ни за что на свете. По большому счету, Фейт не заблудилась бы и теперь, хотя в лесу было ориентироваться куда сложнее, а с тех пор, как они ушли из лагеря, прошло уже несколько дней. И еще полтора дня с тех пор, как Фейт осталась одна.
Фейт обращала все, мимо чего они проходили или пробегали, поэтому смогла бы вернуться к тому месту, где она в последний раз видела людей – это было простым правилом, о котором Фейт рассказывали и родители, и учительница в школе: жди там, где ты потерялся, чтобы не потеряться снова. Фейт не нравилось это правило, как не нравились и многие другие, но тем не менее девочка так и сделала – вернулась туда, где она потерялась. Но там уже никого не было, никто не вернулся и Фейт никого так и не дождалась. Девочка могла бы вернуться и в лагерь, но точно знала, что туда возвращаться нельзя.
Что делать теперь Фейт не знала. В лесу было мокро и холодно, а к вечеру, когда стало темнеть, стало еще и страшно. Фейт больше не хотелось ждать, и девочка решила, что надо идти куда-нибудь еще. Нужно было где-нибудь спрятаться, чтобы ночью ее никто не нашел – за эти несколько ужасно долгих месяцев странствий Фейт уже многому научилась, и это девочка тоже знала. Когда Фейт наткнулась на машину, стоявшую прямо на лесной дороге, было уже почти совсем темно, а Фейт слишком устала. Машина была пустой, но Фейт все равно еще долго нарезала круги вокруг нее, дожидаясь, пока придет кто-нибудь. Но никто так и не пришел – Фейт сама забралась в машину и уснула.
Когда девочка проснулась, было уже совсем светло и совсем не страшно. За ночь никто так и не пришел, но Фейт уже даже не задавалась вопросом «почему». Она видела уже столько брошенных машин, столько ничейных домов и вещей, что все это стало давно привычным. К тому же, спрашивать все равно было не у кого.
Из машины Фейт выбралась для того, чтобы найти в лесу что-нибудь съедобное. Девочка хорошо знала, какие из ягод можно есть, а какие – ядовитые, поэтому нужные нашла без труда – их было очень много, и Фейт, торопившаяся подкрепиться как можно скорее, очень скоро перепачкалась в ягодном соке. Фейт как раз собирала ягоды, когда совсем рядом раздался чей-то голос. Девочка вздрогнула и, повернувшись, уставилась на говорящих – их оказалось сразу двое.
– Я здесь не гуляю, – смерив мужчину многоговорящим взглядом, ответила девочка. Он что, совсем глупый, что ли? Кто же теперь гуляет по лесу!
– Я здесь прячусь. Там, – Фейт кивнула в сторону леса, – Моя машина. А где остальные я не знаю. Я сама ее нашла, а они где-то заблудились еще вчера утром. – не обращая внимания на незнакомцев, Фейт вернулась к поеданию ягод.

+4

5

Девочка вела себя на удивление спокойно. Я не разглядел в ее глазах ни паники, ни страха, ни удивления, хотя бы. Если бы я был на ее месте, потерявшись в лесу в столь юном возрасте, да еще и повстречав на своем пути двух рослых незнакомцев.. добавить ко всему этому антураж постапокалиптичного мира, где повсюду рыщут мертвецы, так и норовящие тебя съесть.. да, я бы уже давно орал как резанный и бежал отсюда без оглядки. Эта же рыжая копна волос практически не обратила на нас никакого внимания, продолжая поедать свои ягоды. Странно, очень странно. Она что, каждый день в лесу на странников натыкается?
- Думаешь, она в себе? - Скотт оттащил меня назад и велел держаться за его спиной, поэтому я тихо пробубнил эти слова в его затылок. Монтойя, как и всегда, во всём видел какой-то подвох. Мне же моя интуиция подсказывала совершенно обратное. Эта девочка выглядела очень непосредственной, что побуждало меня, скорее, верить ей, чем доставать ножи и искать врагов, как это сделал Скотт.
- Ну давай, пойди зарежь малютку. Одни человеком меньше, одним ходячим больше, - я решил прибегнуть к провокации, желая побудить друга сменить его методы знакомства с новыми людьми. И ведь так каждый раз. Сколько возможностей влиться в состав той или иной группы мы упустили из-за чересчур враждебного настроя Скотта по отношению к незнакомцам? Да и сосчитать ведь таких случаев уже даже невозможно. Я вот, всегда считал, что залог успеха человека в кооперации. Нам нужно научиться сотрудничать с другими выжившими, пусть они даже и такие маленькие. Первый шаг верном направлении, да, Скотти?
- Остальные.. это твои родители? Семья? Они где-то рядом? Что произошло? - я все же сделал несколько шагов по направлению к девочке, миновав Монтойю, встав между ним и поедательницей ягод.
- Знаешь, у тебя будет гастрит, если ты будешь питаться только этим. А еще там практически нет калорий, долго на одних ягодах не протянуть, - я как всегда бубнил в собственной мне манере: не то говоря это все для собеседницы, не то себе же под нос, чем дальше произнося предложение, тем тише и менее разборчивей выговаривая слова. Потянувшись в рюкзак, я достал оттуда аккуратно упакованные в пакетик углеводные хлебцы. У меня их осталось не так уж и много, но сейчас мне хотелось проявить благородство.
- Так что, ты теперь одна? Ищешь тех, кто потерялся? Как в машине живется, холодно? Мы вон с тем чуть не окоченели этой ночью. Что собираешься делать дальше, м?

Отредактировано Ashton Whitman (2017-09-10 10:15:23)

+3

6

- Ты сейчас договоришься и в этом мире станет больше не на одного, а сразу на двух ходячих.
Фыркнув, уступаю дорогу приятелю. Эштон, мать Тереза, решает установить контакт с этой девочкой. Ей то на него, уверен, насрать хотелось, но ему на неё, видимо, нет. Когда он достаёт столь ценные и им же тщательно сэкономленные хлебцы, моя ладонь самопроизвольно тянется прикрыть лицо. Я не вижу во всём этом фарсе милой сцены и торжества человечности. Зато я вижу возникновение потенциально опасной ситуации. Паранойя? Возможно. Но лучше быть параноиком, чем мертвецом.
- Ага! Ищет она!..
Слышу всё, что говорит Уитман и с недовольным видом комментирую его слова:
- ..Ищет таких же наивных дурачков как ты..
Не перестаю оглядываться по сторонам, внимательно всматриваюсь вдаль, ищу движения и человеческие силуэты. Ну. Давайте. Где вы? Сейчас же на нас просто обязан напасть отряд вооружённых людей. Или их план в чём-то другом? Хотят выследить нас, пока мы не вернёмся в свой лагерь, набитый полезным для выживания добром до отвала?
- Спешу вас огорчить! Мы живём налегке! У нас не бывает лагерей!
Нервы не выдержали, я проорал на весь лес. Никто так и не показывается. Эштон всё ещё о чём-то говорит с этой девчонкой. Я нервно поглядываю на часы и между делом до дна опустошаю последнюю ёмкость с питьевой водой.
Наконец! Попались! Я замечаю как кто-то движется по направлению к нам через густую растительность. Движения плохо скоординированы, ленивы, неуклюжи. В один момент я понимаю что фигур уже несколько. Все они довольно медлительны и находятся на приличном расстоянии. Должно быть, услышали мой крик. Твою мать.
- Всё, Эш. Заканчивай. Идём.
Хлопаю товарища по плечу и ладонью указываю в сторону, куда нужно посмотреть, чтобы оценить ситуацию.
- Так, малыш, ты пойдешь с нами.
Хватаю девчонку и водружаю её на плечо, придерживая за ноги. Её голова свисает вниз, но она вполне может ухватиться за рюкзак, если ей так будет угодно. На своих двоих эта малышка точно не сможет разогнаться до нужной нам скорости быстрого взрослого шага.
- Идём, не бежим. Там одни хромые. Побережём силы. Эй, там, на борту, удобно тебе? Как тебя зовут то, чудо рыжее?

+2

7

Ягоды были вкусными, а еще их было много, поэтому Фейт, к тому же ничего не евшая еще со вчерашнего дня,  жадно собирала их жменьками и отправляла прямо в рот. Иногда вместе с ягодами попадались и листочки, но их, конечно, приходилось выплевать – все равно они были не съедобными. На чужой разговор девочка не обращала совершенно никакого внимания, хотя на самом деле все хорошо слышала и, конечно же, запоминала И, конечно же, если бы не чувство голода – девочка непременно ушла бы обратно в «свою» машину.
– Нет, - Фейт замерла на секунду, когда заговорили уже с ней, но, немного подумав, все же повернулась, чтобы ответить, – Я не знаю где они, мы уже очень давно не виделись. Может быть, они в Нью-Йорке. Они были в Нью-Йорке, а я у бабушки с дедушкой, –  Фейт задавали слишком много вопросов, и девочка от этого терялась. Она и сама не знала ответа на многие из них. Например, про маму с папой. Фейт не видела их уже очень давно, с самой весны. Раньше, когда все только началось, девочка спрашивала про них, не переставая. Бабушка с дедушкой тоже ничего не знали, но всегда обещали, что мама с папой обязательно приедут за ними. А потом умерла сначала бабушка, затем – дедушка, и спрашивать про родителей было уже не у кого. Другие взрослые все равно их не знали, зато Фейт всегда с удовольствием рассказывала о них сама.
– Я не знаю, что такое гастрит, – сообщает девочка. Если бы ей о нем кто-то рассказывал, то Фейт непременно запомнила бы и теперь точно знала бы, в чем дело. Что такое калории Фейт тоже не знала, зато понимала, что только ягоды есть нельзя. Но в лесу все равно ничего больше не было, а в ее рюкзачке лежал только плюшевый жираф, которого Фейт всюду таскала с собой.
– Я там только сегодня жила, не знаю еще, - пожимает плечами девочка. Вчера она так устала, что, оказавшись в машине, сразу уснула, не успев почувствовать ни холода, ни чего-то еще. Днем же было так тепло, что Фейт даже курточку, правда, совсем тоненькую, оставила в машине – она же собиралась туда вернуться. Когда второй незнакомец начинает кричать, Фейт смотрит на него с откровенным испугом и даже немного пятится назад, прямо в ягодный куст. С кем он разговаривает, если вокруг никого нет?
Фейт совершенно не успевает понять, что происходит, когда вдруг оказывается вниз головой – так висеть жутко неудобно, а еще волосы лезут ей в лицо, от чего становится щекотно и хочется чихать.
– Там мои вещи! – Фейт, вот-вот готовая разрыдаться, что есть сил начинает дергаеться, отчаянно пытаясь вырваться, – Там мои вещи, и куртка, и Мелман! – вместо того, чтобы представиться, сообщает девочка.

+3

8

Я решил смириться с бесцеремонным поведением Скотта, так или иначе, он все равно пошел на встречу и прихватил с собой эту девочку. А вот какими именно методами он это сделал, было уже не столь важно. Особо не церемонясь, он водрузил ее на плечо и быстрым шагом устремился дальше по направлению к источнику воды. Неудивительно, что ребенок при этом начал орать как резанный. Она все указывала своими крохотными пальчиками на какое-то место. Примерно туда, где её обнаружили. Вглядевшись, действительно, я разглядел какие-то вещи. Быстро вернувшись обратно, пока хромые все еще не настигли того места, я взял все, что увидел и также шустро кинулся в сторону спутников.
- На, держи своего жирафа, - на ходу я вручил ей мягкую игрушку, подстраиваясь под скорость широкого шага приятеля. Хвост за нами становился всё больше. На глаз их там было примерно с дюжину, если не больше. Неровная поверхность почвы, ямы, холмы, поваленные деревья, а также вездесущие кустарники и мелкие ветви, сильно их затормаживали. Мы же преодолевали эти препятствия без особого труда, так что спустя какое-то время, кажется, совсем оторвались от преследователей. Еще немного, и те должны были и вовсе забыть про нас.
- Знаешь, это было не очень умно с твоей стороны. Орать на весь лес, - после того, как мы преодолели довольно продолжительную часть пути в молчании, я наконец решился его нарушить. Как говорится, говно внутри кипело, и уж очень мне хотелось указать Монтойе на его ошибку. Ещё бы, мне бы он такую оплошность конечно же бы не простил. Каждый мелкий косяк ежедневно вспоминает, теперь пришел и мой черед.
- Хорошо еще что нас только хромые услышали. А если бы это были какие-нибудь уроды из людей? - несмотря на то, что я был сторонником поисков контактов с выжившими людьми, я все равно всегда хорошо понимал, что не все из них, в свою очередь, готовы сотрудничать  с нами. В новом мире далеко не все стремятся сохранить цивилизованность, подстраиваясь под суровые условия реальности. От одного странника, мы встретили его около трех месяцев назад, нам пришлось услышать настолько стрёмные истории.. например о том, как кое-кто из "райдеров" использовал живых людей в пищу. И, знаете, я поверил в эту историю.
- Все, след остыл. Отпускай ребенка, у нее уже все тело затекло и кровь к голове прилила, - я постучал Скотта по плечу, побуждая того обратить внимания на мои слова,
- Ну что, укачало тебя на этом крикуне? - теперь я обратился к девочке.

+3

9

- Да замолчи ты.
Отмахиваясь, не желаю признавать своей ошибки. Да, виноват. С кем не бывает? Нервы слегка подкачали. Это уже не так важно. Мы живы, с нами всё в порядке. Всё хорошо. Идём себе дальше, да ещё и не с пустыми руками, - пятьдесят фунтов свежего мяса у меня на плече. Ладно, шучу. От ходячих мы оторвались, но вот в густых джорджианских дебрях слегка заплутали. Места я не узнаю, похоже, сбились с пути. Не повод для паники, далеко уйти не могли.  Гляжу в оба, пытаюсь заметить отличительные признаки природы, к которым успел привыкнуть за то время, что мы здесь находимся. А находимся мы здесь без малого почти всю вторую половину лета и начало осени. За это время успел запомнить целые тропы, отдельные деревья необычной формы, как живорастущие так и поваленные, пни, холмы и холмики, другие природные объекты.
- Эштон! Я серьёзно тебе говорю. Помолчи!
Хочу вслушаться и различить нужный мне звук, но не получается из-за голоса друга. Иногда он меня так раздражает. Спустя примерно минуту наконец чую запах влаги. Пройдя ещё пару десятков ярдов начинаю слышать жужжание бурно стекающей с холмов воды. Спасибо Уитману за создание тишины! Это сарказм. Мы выходим на открытое пространство, я отпускаю девчонку на землю, сам подхожу к берегу и начинаю наполнять ёмкости. Вода уже довольно прохладная, но зато кристально чистая, можно быть уверенным что она не заразна. Как она может быть? Даже через толщу воды прекрасно видно каменистое дно и мелких рыб, шустро бросающихся там из стороны в стороны. Размером меньше чем спичка, в пищу они, конечно же, не пригодны.
- Ну? Что будем делать?
Я обращаюсь к своим "подопечным", встав у берега, закинув левую руку на пояс, одновременно утоляя жажду из термоса, который я держу в правой.
- Эш, как ты себя чувствуешь?
Ответ за здоровье Уитмана играет важную роль в составлении плана. Если всё хорошо, то мы можем выдвигаться дальше, на север, как планировали. Оставаться здесь еще дольше сулит проблемами.
Да, там, севернее, ещё холоднее и гораздо сложнее пережить зиму, да и добираться туда долго и нудно. Особенно в сезон дождей, который устанавливается в этой части страны на протяжении всего сентября. Считаю, нам ещё повезло что до сих пор не произошёл никакой торнадо, хотя никто и не гарантирует что ураган придёт завтра.
- А ты, малышка, уже и сама большая чтобы решать что тебе следует делать дальше. Мы вот с тем болтуном идем на север. Там и людей поменьше, и мертвечины.
Убавляю громкость голоса и добавляю,
- Надеюсь.
Отхожу от берега и приближаюсь к остальным,
- А ты куда? Ну так что? Останешься здесь, искать своих друзей или пойдёшь с нами?
Кладя руку на сердце, признаю, совсем не хочу таскаться с малолеткой. С другой стороны, понятное дело, совесть тоже будет негодовать, если бросить её на произвол судьбы. Борьба внутри меня вынудила добавить,
- Но, хочу предупредить. На вскидку, если ты решишь остаться здесь одна и искать свою группу, то ты умрёшь примерно послезавтра или дня, ну, скажем, через три.

Отредактировано Scott Montoya (2017-09-11 16:46:41)

+3

10

Фейт, чтобы не свалиться, одно рукой вцепилась в чужой рюкзак, другой – прижала к себе Мелмана, очень крепко, чтобы жираф не потерялся снова, да так и висела вниз головой. Если бы они не бежали по лесу так долго – Фейт бы даже понравилось, иногда раньше, до того, как все это случилось, папа или дедушка тоже носили ее так. Но сейчас было неудобно, и к тому же Флейт совершенно не было видно, куда они бегут – чтобы разглядеть хоть кто-то, приходилось то и дело вертеть головой. На чужой разговор Фейт, как обычно, не обращает почти никакого внимания. Подумаешь, снова ругаются – как обычно. Фейт уже давным-давно привыкла, что взрослые вокруг стали куда чаще ругаться между собой. Бабушка с дедушкой, когда они еще были живы, почти не ругались, но бабушка объяснила Фейт, что ругаются они все потому, что теперь стало совсем тяжело. Фейт совершенно не нравилось, что все теперь по-другому, но делать-то было нечего.
Фейт, оказавшись, наконец-то, снова на ногах, потирает затекшие плечи и кое-как пытается пригладить выбившиеся из косички волосы, но те совсем не слушаются, так и остаются торчать в разные стороны.
– Мои друзья не здесь потеряли, – замечает Фейт, с любопытством оглядываясь по сторонам. Вокруг, конечно, ничего интересного – лес как лес, внимание Фейт привлекает только ручеек, к которому девочка тут же и направляется, чтобы потрогать воду – интересно же, холодная ли она, и заодно вымыть руки, которые она, правда, и так уже вытерла – и о Мелмана, и о чужие рюкзак с рубашкой.
– Наверное, я их уже не найду, – Фейт пожимает плечами, – Может быть, их тоже уже кто-нибудь съел. Не хочу оставаться одна, лучше я тоже пойду на север, – конечно, девочка смутно представляла себе, где именно находится тот север, на который собрались эти два товарища. Но уж то, что север – это там, где холоднее, Фейт знала наверняка.
–  Я была в Канаде, это на севере, –  сообщает Фейт, – У других своих бабушки с дедушкой. Там был снег на Рождество! Очень много.

+3

11

- Браво-браво, - воскликнул я, дважды стремительно позлопав в ладоши,
- Всё! Этот вопрос решён. На повестке дня следующий! - когда они оба посмотрели на меня, я принял слегка саркастический вид, а затем, сжав кулак и вытаращив большой палец из него, не глядя указал куда-то за свою спину, откуда в нашу сторону, издали, со стороны леса, медленно неслась стайка ходячих. Были ли это те же самые преследователи, которых привлек Скотт своим истеричным криком, либо же уже другие, понять сложно. Так или иначе, все это означало лишь одно: привал окончен, пора собираться и в путь.
Девочка теперь шла на своих двоих. Я держал её за руку и слегка тянул вперед, помогая ей не отставать от нашего довольно быстрого темпа. Порой, бедняжке приходилось чуть ли не бежать. Но, после того, как мы дополна наполнили водой все имеющиеся в нашем распоряжении емкости, рюкзаки изрядно потяжелели.. и тут уж даже здоровяк Скотт не смог бы справиться с такой дополнительной ношей, как целый ребенок. Останавливаться было нельзя, неизвестно какой там за нами хвост. Но.. через полчаса ходьбы по рыхлой почве, ямам и камням, я очень устал. Ноги уже тряслись от напряжения, лямки рюкзака даже через одежду умудрились натереть все плечи, стопы в кроссовках сильно распухли и ныли, меня даже слегка укачало и начало тошнить. Неужели так все и будет продолжаться до конца наших дней? Вся жизнь в сплошном путешествии в никуда?
Проанализировав наше положение, я шел по лесу и думал лишь об одном:
- Эй, Ско, так нас теперь трое. И вещей к зиме будет становиться всё больше: теплые вещи, одеяла, что-то еще.. такой багаж не унести на плечах. Почему бы не выбраться в город, найти какую-нибудь тачку и не попробовать вернуть её к жизни? Нет, я серьёзно. Хватит быть таким параноиком. Не все люди - райдеры. Ну? Сам посуди. Мы на этих вечных прогулках тратим энергии больше, чем получаем её из еды. А она? Думаешь она сможет ходить столько же, сколько и мы? Таким темпом мы не то, чтобы до Канады никогда не доберемся, мы из штата не выберемся, где бы мы сейчас не были. К тому же... - я не успел договорить фразу, так как в следующий момент откуда-то из глубин леса послышался громкий хлопок выстрела из какого-то огнестрельного оружия. Мое сердце будто в пятки ушло, я остановился и боялся сделать шаг в любую сторону. Выстрел прозвучал примерно в пятистах ярдах от нас. Если не считать нашу новую знакомую, давненько я не находился от людей в такой непосредственной близости. А если учитывать что эти люди были как минимум вооружены, такое соседство мне не очень-то нравилось,
- Какой идиот здесь стреляет? - прошептал я, уставившись на Скотта, будто ожидая команды что делать дальше. Крепче сжав в ладоне руку девочки, я обратился к ней,
- Эй, малыш. Как ты думаешь, это там твои ребята? Или не совсем.. - последнее предложение я проговорил с нескрываемой опаской. Рисковать уж совсем не хотелось. Тут же поймал себя на мысли, что все ругал Скотта за его паранойю, но когда люди оказались совсем рядом.. и самому захотелось, скорее, уйти подальше, чем попробовать установить контакт. Черт возьми!

+3

12

Над словами Эша задумываюсь. Он в чем-то прав, хоть и мог выразить свою мысль не в десяти предложениях, а на трех словах. Скажем, "тяжело, нужна тачка". Ладно, пусть говорит и заполняет тишину. Я иду чуть спереди и благодаря его вою хоть понимаю что они с девчонкой где-то рядом, не отстают. А вот те ходячие трупы, должно быть, сбились с нашего следа. Когда убеждаюсь что хвоста нет, слегка сбавляю ритм, но продолжаем идти, более размеренным шагом, восстанавливая дыхание, набираясь сил. Внезапный выстрел, сделанный непонятно кем, непонятно в кого, вынуждает совершить полнейшую обстановку. На этот хлопок скоро соберутся мертвецы со всей округи. Здесь соглашусь с Эшем, тот стрелок - идиот. Возможно, когда-нибудь нам придется встретиться с другими людьми, но не в этот раз. Мне пришла в голову мысль, что это был выстрел отчаяния и тот, кто его сделал уже примкнул к ходячим.
- Не важно кто это, нам с ним не по пути. Давайте, двигаемся дальше и поскорее,
По мере продвижения по лесу натыкаемся на несколько ходячих, идущих в сторону выстрела. Ловко от них уворачиваемся. За это мне лес и нравится, очень легко оставить в дураках неуклюжих трупов. Идём долго, понимаю что всем нужен отдых, но чувство опасности не покидает меня. Когда выходим к дороге, возвращаемся на десять футов обратно за край начала лесополосы, осторожно продвигаемся вдоль трассы, изучая обстановку. Вскоре дорога приводит нас в крохотный городок на пять улиц, сорок домов и пять магазинчиков с бензозаправкой в центре. Вся эта красота располагалась на берегу крупной реки. Это не могла быть Миссисипи, мы не успели бы забраться так далеко на восток. Других рек из школьной программы я не помнил. Зато на табличке у въезда в город прочитал: Haletown, Tennessee. Что же, прощай Джорджия!
В городке множество одноэтажных домов. Мы выбираем самый пыльный, заросший травой и грязный. Наш выбор был обусловлен тем, что он же был и самым компактным. Осматриваем внутреннее убранство, убеждаемся что он пуст. Входная дверь не внушает доверия, мы подпираем её столом и другим хламом. Окна завешиваем плотными тряпками. Располагаемся в небольшой спальне. Я наливаю воды в емкость и говорю Уитману вымыть собранные грибы. Сам вылажу через окно и отправляюсь на разведку территории, заодно справить нужду.
- Вернусь через несколько минут.

+4

13

Они шли, шли и шли, и Фейт уже совершенно выбилась из сил. Но они все равно шли, а иногда даже почти бежали вперед. Если бы Фейт не держали за руку, то она давно бы отстала – так, в общем-то, и случилось в прошлый раз. Фейт остановилась всего на минуточку, а потом – потом рядом никого уже не было. Фейт Только бы не потерять его! Фейт, конечно, понимала, что если Мелман потеряется, то она его никогда уже больше не увидит. Как бабушку, дедушку и маму с папой. Как всех остальных из лагеря, как ее школьных друзей и вообще всех-всех-всех. Мелман теперь остался ее единственным другом и единственным вещью из той, старой жизни.
Выстрел где-то в дали совсем не пугает девочку – она уже привыкла, что взрослые теперь постоянно стреляют и носят с собой пистолеты и ружья. Дедушка Фейт тоже носил с собой оружие, а бабушка не носила. Фейт давно еще объяснили, что теперь – так надо, и ничего плохого в этом нет. Фейт это совсем не нравилось, но что делать, если по-другому теперь никак?
– Я не знаю, – вздыхает Фейт. Скажите-ка, пожалуйста, откуда ей знать, ее это друзья или кто-то еще?  – Я же не никого не вижу! – так, словно это не она тут самая маленькая, поясняет девочка.
Они снова отправляются в путь, и Фейт хочется плакать – у нее уже очень, очень-очень-очень болят ноги, а кончик носка на кроссовке начинает отклеиваться. Почему они не могли поехать на машине, которую она вчера нашла? Она ведь была ничейная! Теперь все стало ничейным, и можно было забирать себе все, что хочешь. Только вот жаль, что в лесу и забирать-то нечего! А то Фейт непременно забрала себе столько всего! И одежды, и игрушек, и сладостей!.. Вот бы они нашли все это когда-нибудь.
Фейт понятия не имела, сколько времени они шли. Девочке казалось, что очень долго. Окрестности давно перестали привлекать ее внимание, а все вокруг стало совершенно неинтересным. Пока, наконец-то, они не оказались в городе. Он был совсем не таким, в котором жила раньше Фейт – маленьким, в нем даже не было высоких домов. И на улицах тоже никого не было. Но, конечно, Фейт уже знала почему. Так теперь было везде – одни дома да и только, все вокруг – совершенно ничейное.
Новый дом Фейт совсем не нравился. Он был старый и некрасивый – девочке было совершенно непонятно, почему ее новые знакомые выбрали самый старый и самый некрасивый дом. Она бы выбрала тот, где на лужайке были качели, а сам дом был раскрашен в светло-розовый. Фейт ведь уже так давно не видела настоящих качелей, поэтому даже теперь, когда девочка с ног валилась от усталости, она была готова бежать к ним, чтобы хоть немного покачаться. Но они прошли мимо, чтобы остановиться в самом старом и самом некрасивом доме. Внутри чем-то странно пахло, но Фейт была слишком уставшей, чтобы обратить на это внимание. Комната, в которую они все пришли, была самой обыкновенной спальней, которой Фейт, не спрашивая разрешения, тут же решила воспользоваться по назначению – уснула девочка сразу, стоило только снять кроссовок с отклеивающимся носом.

+4

14

Коротышка уснула, Скотт отправился гулять, прикрываясь миссией разведать местность. Ну, как всегда, один я занимался делом, сначала очищая собранные ягоды и грибы от прочего лесного мусора, затем тщательно промывая всё этой в небольшом пластиковом тазе с водой. Занятие это весьма утомительное, да и на вкус все эти дары природы за весь летний период уже сильно приелись.. в общем, лишенный, таким образом, всякого стимула, своим заданием я занимался очень лениво и нехотя. Поэтому, когда Монтойя вернулся, я успел справиться едва ли с половиной нашего скромного урожая.
- Ребёнок уснул, - не отрываясь от работы, бросил я в сторону Скотта, пролезающего в комнату также, как и вылезал - через окно. Все-таки подняв голову в сторону друга, дабы наверняка удостовериться в том, что это именно он загородил свет полуденного солнца, я закономерно поинтересовался, говоря тихо, в знак уважения ко сну малышки,
- Ну что там? Никого? - дождавшись ответа, я потянулся за своим рюкзаком и достал оттуда небольших размеров утюг. Мы нашли его ещё где-то в мае, и, честно говоря, данный прибор, лично на мой взгляд, самая ценная находка из всех, что у нас были. Утюг на батарейках, быстро греется, долго не разряжается, обладает поверхностью, с которой легко смывается пригоревшая грязь. Конечно, мы не используем его чтобы гладить свои вещи, однако на нем отлично сушатся, например, грибы. Его мощности хватало и чтобы поджарить содержимое консервов, в общем, помогал он нам не раз. А металлический привкус еды, который остается после его использования.. к нему я уже привык настолько, что воспринимаю как специфическую специю. Короче, готовка у нас - дело нехитрое, вдвоем мы справились довольно быстро. Оставили скромную порцию ребенку, нашли в шкафу какого-то белья, вроде стиранного (полгода назад), отряхнули от пыли и накрыли им ребенка. Простудиться сейчас так легко, сам и не заметишь.
- Скотт? - мы все еще старались вести себя тихо, поэтому я говорил практически шепотом, - Ну так что с машиной, а? Может пройдемся по округе и посмотрим что здесь есть? Поищем какой-нибудь минивен. Если он не заведется.. даже в самом маленьком городке как этот, должна была быть автомобильная мастерская. Поставим тачку на ноги и поедем своим путем дальше. Рано или поздно нам придется решиться на этот шаг. Вещей становится больше. Разумно делать припасы. А что если мы найдем десять ящиком с консервами? Мы их бросим, потому что не сможем унести с собой? Это глупо, Скотт.

+2

15

Когда Фейт проснулась в первый раз, в комнате было почти совсем темно, и никого, кроме нее, не было. Куда делись ее знакомые, с которыми она, на самом-то деле, и познакомиться по-настоящему не успела, Фейт не знала – ночью, в темноте, Фейт было слишком страшно отправляться на их поиски, да и спать все еще хотелось, поэтому девочка, едва успев подумать о том, что утром они наверняка найдутся сами, снова уснула.
Утром тоже никого не нашлось. Фейт проснулась одна в пустой комнате, которую еще долго с любопытством рассматривала – вчера ей было совсем не до этого. Окна были занавешены, но свет в помещение все равно пробивался, помещение, да и любопытство быстро взяло вверх над осторожностью и Фейт, отодвинув штору, выглянула в окно. На улице не было ни души - ни живой, ни даже мертвой. Что, конечно, было хорошо – даже Фейт уже отлично знала, чего все они теперь должны бояться.
Ее вчерашних знакомых нигде не было – Фейт, изучив хорошенько комнату, где спала, отправилась прогуляться и по остальным комнатам в доме. Все они были какие-то скучные, Фейт совершенно не понравились – не зря ей вчера так не приглянулся этот дом, самый некрасивый и маленький в городе. Может быть, ее знакомые пошли поискать что-нибудь получше? Интересно, они теперь вернутся обратно, или тоже потеряются навсегда? Фейт бы, пожалуй, даже не расстроилась – ее знакомые теперь терялись так часто, что девочка едва успевала привыкать.
Фейт хотелось есть, но грибы, которые девочка нашла в спальне, были такими неаппетитными, да к тому же еще и холодными, что Фейт только брезгливо поморщилась, и решила поискать что-нибудь еще.
В кухне был холодильник, но в нем есть было нечего. Зато в одном из кухонных шкафчиков нашлась целая пачка хлопьев - еще запечатанная. Фейт уже и забыла, какие на вкус шоколадные хлопья, поэтому завтрак у девочки удался на славу.
Фейт успела изучить все, что только было в этом маленьком доме - обе спальни, гостиную с неработающим телевизором, обе ванные и кухню, но ее знакомые так и не возвращались. Фейт уже успела пообедать - теми же хлопьями, которые ела на завтрак (правда, теперь они уже не были такими вкусными), а никто так и не вернулся. На улице было тепло и солнечно, Фейт видела это - окна внизу не были закрыты шторами, поэтому девочка, так ничего и не дождавшись, решила выйти на улицу. Может быть, там она найдет своих незнакомых знакомых?
На всякий случай забрав с собой рюкзак, Фейт вышла на улицу. Никого видно не было, кричать Фейт не решалась, поэтому пройдясь пару раз вдоль коротенькой улицы, Фейт решила, что раз уж делать ей все равно нечего, то можно сходить, посмотреть на вчерашний дом, так понравившийся ей. Его девочка нашла очень быстро, да так и замерла, уставившись на качели во дворе.

+3



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC