Администрация

Мир, каким мы его знали, исчез, но сохранять человечность – это наш выбор.
— Dale Horvath
В игре сентябрь-октябрь 2010 года

The Walking Dead: Pendulum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Walking Dead: Pendulum » Дни, изменившие мир » "Where do we go when it's all over?"


"Where do we go when it's all over?"

Сообщений 31 страница 35 из 35

31

Отогнав машину, Мерл лениво вышел на улицу. Странная получилась поездочка, нужно будет обсудить с Губернатором дальнейшие действия. А девок должен осмотреть врач, все-таки, не ровен час, принесли с собой заразу, так потом за это Мерл и отвечать будет.
Догнав небольшую процессию он ухмыльнулся, бросив короткий взгляд на новеньких.
— Ну, цыпочки, что я говорил? Поди не ожидали, что все так и есть на самом деле? — победным тоном резюмировал Мерл, кивнув в сторону небольшого крепкого здания. — Сейчас по плану врач, все экскурсии потом. Но наши ребята устроят вас, они знают, что делать. Вас покормят, а ближе к вечеру встретитесь с Губернатором.
Мерл говорил это достаточно будничным тоном, в конце-концов, случались и такие дни, когда новеньких действительно оставляли. Если с девушками все в порядке, то их наверняка оставят в качестве дополнительных рук. В последний месяц погибло несколько человек,  и, учитывая, что они умеют обращаться с оружием, через какое-то время, возможно, кого-то из них будут брать в караул. Но не сразу. Разумеется, не сразу.
Мерл невольно скользнул взглядом по ним обеим; сначала по одной, потом по второй, рассматривая уже внимательнее. Да, они обе были ничего.
— Ну все, удачных медицинских игр, а мне пора идти. Увидимся вечером, — подмигнув той, что представилась как Ванесса, он зашагал прочь, не давая возможности ни ответить, ни задать какие-либо вопросы. Ребята из караула довели девчонок до нужных дверей, подежурят перед ними и сами.
Мерл же отправился к себе; необходимо было поразмыслить над тем, что делать дальше и пообедать. Свежая кровь так или иначе оживит обстановку. Тем более, такие симпатичные девки явно без дела не останутся. Уж на что-нибудь они явно сгодятся.

+3

32

Если бы все сложилось иначе, Алексис, возможно, решила бы, что им очень повезло - это место, определенно, не было городом в привычном ей понимании, но и жизнь давно уже больше не была жизнью в привычном всем им понимании. Девушка осматривается по сторонам - внимательно, придирчиво и настороженно, словно от этого все еще что-то зависело бы. Это место, условно называемое городом, выглядело, конечно, куда лучше, безопаснее и надежнее лагеря, где она провела последние несколько месяцев, и все равно впервые за все эти месяцы Алексис чувствует себя настолько безнадежно - закрывшиеся за их спинами ворота словно бы вслух говорили о безвыходности их положения. Алексис натягивает на лицо улыбку и улыбается тем, кто подходит к ним - или, вероятно, скорее к их сопровождающим, чтобы поздороваться. Кто все эти люди, как они здесь оказались? Чем живут?
Им напоминают о необходимости быть осмотренными доктором, и Алексис, не желая что-либо комментировать, просто кивает и идет следом за остальными. Ей просто нужно время, чтобы принять случившееся как данность. Девушка не была особенно уверена, что у нее это получится - она не привыкла так жить, не привыкла руководствоваться "данностью" и отказываться от собственных целей. Но теперь - о каких целях можно было говорить теперь? От мысли о том, что, возможно, все это будет тянуться еще месяцами, годами, и этот крохотный замкнутый баррикадами стен мир будет всем, что ей доступно, хочется кричать.
- Всего хорошего, - прощается девушка с Мерлом и заходит в помещение где, видимо, и принимает местное светило медицины. В нос сразу бьет слабый, но ощутимый запах - так обычно пахнет в больницах или просто медицинских кабинетах. Болела Алекисис редко, но с врачами общаться приходилось куда чаще - когда нужно было сдать анализы до или после соревнований, когда тренировка заканчивалась не слишком удачно... Но это было так давно, последний раз - полгода назад. С тех пор у нее как-то не было времени думать о том, что от головных болей помогает тайленол, а свежих синяков у нее было столько, что девушка их даже не считала.

+2

33

Чем ближе к доктору, тем сильнее нервничает Ванесса и с трудом сдерживает себя, чтобы не начать чесать царапины на руке. Их саднит, рука покраснела, а может и от засохшей крови, которая уже измазала собой все, что могла. Ей ведь не отрежут руку из-за царапин?.. Это было бы ужасно, как она будет без руки? Ванесса провела запястьем под носом, пытаясь взять себя в руки и вошла в дом, где, как она поняла, устроился доктор. Чернокожая медсестра в зеленой кофточке усадила обеих девушек на кушетку, а их провожатые встали у двери, карауля. Смотровая лазарета уместилась в одной из когда-то жилых комнат, где еще сохранился уют от прежних жильцов. Стены покрыты песочного цвета обоями, на окнах старые шторы, сейчас задернутые, чтобы не смущать пациенток и шкаф, определенно раньше здесь не стоявший: его наверное унесли из какой-нибудь школы или больницы. Металлический, со стеклянными дверцами, в нем стояли бутылочки с лекарствами. шприцы, бинты и прочие инструменты, блестевшие холодным металлом. Беглого взгляда Ванессе не хватило, чтобы посмотреть, есть ли там пила, но ей почудилось, что та скалила свои зубцы.
— Раздевайтесь до белья, за ширмой, — попросила медсестра, отводя Алексис первой для осмотра. Ванесса так и осталась сидеть, прикрывая царапины рукой. Она всячески пыталась оттянуть тот момент, когда ей придется давать руку на осмотр. А давать бы пришлось, все равно нужно обработать на случай инфекции. Ванесса бросила мельком взгляд на караул: мужчины смотрели со скукой, задумавшись о своем. Хотя она им не верила, любой их неверный жест или попытка сопротивления и они применят оружие, висевшее у них на ремнях. Автоматы: мало не покажется.

+2

34

Алексис заходит в помещение и критически осматривается. Конечно, это не было настоящей больницей, но здесь все равно пахло стерильностью и бинтами. Бинты пахнут особенно, Алексис хорошо знала этот запах. Девушка опустилась на кушетку рядом с Ванессой, продолжая молча оценивать все вокруг. Весь их этот город казался Алексис каким-то ненастоящим, все эти люди, уют, который они здесь самозабвенно и так старательно создают. Все это словно сахарный узор – дунешь, и все сломается.
- Эй, - Алексис прислоняется спиной к стене – усталость накатывает на нее волнами, но напряжение берет вверх, не позволяя расслабиться и ни о чем не думать хотя бы сейчас, - Все будет хорошо. Не бойся, - Алексис, на мгновение, сжимает руку Ванессы, но потом медсестра, все это время готовившаяся к осмотру, просит ее пройти за ширму и раздеться.
Алексис раздевается, складывая верхнюю одежду в ровную стопку на стуле. На ней была куча синяков разного размера и цвета, и Алексис терпеливо рассказывает об их происхождение медсестре. Она полгода живет в лесу, как еще она должна выглядеть? Алексис следила за собой, насколько это вообще было возможно в условиях новой современности – у нее всегда было чистое белье, и, пусть такой роскоши, как ванная с горячей водой в лесу не было, Алексис вполне привыкла мыться в ледяной проточной воде. За эти месяцы, проведенные в лесу, она заметно похудела – но разве кто-то мог разъесться на не слишком разнообразном и сытном лагерном рационе? Медсестра осматривает ее – кожу, волосы, горло, спрашивает о том, болела ли она чем-нибудь раньше – Алексис качает головой. Раньше – в далекой нормальной жизни – у нее не было времени даже не простуду, не говоря уже о чем-нибудь более значительном. С ней, кажется, все в порядке, поэтому Алексис разрешают снова одеться, девушка выходит из-за ширмы и усаживается обратно к Ванессе.
- Все будет в порядке, - совсем тихо, только для Ванессы, повторяет Алексис, когда та идет за ширму.

+2

35

С Алексис заканчивают быстро и Ванесса поднимается, прячась за ширмой. Так она себя и чувствует: прячется от чужих скучающих глаз, которые, наверняка, хотели бы взглянуть на неё через прицел. Она кивает Алексис, чуть поджав губы. Поддержка подруги имеет значение, но что она может сделать? Как и сама Ванесса, ничего.
Цепкие руки медсестры почти сразу ухватили её ладонь.
— Когда вас поцарапали?
— Она была еще жива. Мы убегали, она держала меня за руку, мне удалось вырваться.
Медсестра некоторое время молчала, промокая ватным диском её царапины, пропитанным чем-то щиплющим, перевязала её бинтами на всякий случай, объяснив тем, что царапины могут воспалиться. Ванесса не возражала. — Ампутировать руку уже поздно, — добавила Ванесса, я получила царапины прошлым вечером.
— Уж лучше бы отрезать, чем обратиться, — сказал кто-то у дверей, но девушка на него не взглянула, только нервно одернула свою футболку. Мужчина у двери задумчиво почесал подбородок, разглядывая Хенсли, с которой сейчас было приковано все внимание из-за царапин. Такая мелочь!.. а её вот-вот не то покалечат, не то убьют. С другой стороны, Ванесса поступила бы точно так же, как они, если бы к ним попал человек, вызывавший сомнения.
— Но я не могу рисковать и выпустить вас пока.
— То есть как?
— Есть риск заражения, так что ночь вам придется провести в изоляторе. Утром, если вы не обратитесь, вас выпустят.
Ванесса потерла нос, посмотрела на Алексис.
— То есть, утром, когда я буду жива, меня выпустят из изолятора?
— Да. Я принесу вам ужин и сменную одежду, сможете помыться и поесть перед тем, как мы вас закроем. Пойдемте, — один из мужчин лениво отклеился от стены и пошел вместе с медсестрой, провожая Ванессу наверх.
— До завтра, — бросила Ванесса через плечо Алексис, пытаясь как-то скрыть волнение в голосе.
Второй охранник тронул Алексис за плечо, кивая на двери.
— Вам выделили комнату, я покажу.

+1


Вы здесь » The Walking Dead: Pendulum » Дни, изменившие мир » "Where do we go when it's all over?"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC