В игре сентябрь-декабрь 2010 года

The Walking Dead: Pendulum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Walking Dead: Pendulum » Перепись населения » Ричард Уилдерсон, 42


Ричард Уилдерсон, 42

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Richard Wilderson


http://s3.uploads.ru/sjwJE.jpg
Taylor Knox

http://ipic.su/img/img7/fs/prov.1504211458.png

Полное имя: Ричард Уилдерсон
Дата рождения и возраст: 22 сентября 1968 года, 42 года
Лояльность: байкеры/нейтралитет (данный пункт может быть отредактирован после обсуждения с игроками/администрацией)
Родственники: в настоящий момент достоверно известно, что жива и здравствует только дочь (данный пункт может быть отредактирован после обсуждения с игроками/администрацией)

Статистические данные

Рост: 192 см
Телосложение: чрезвычайно крепкое, мускулистое, внушительное
Цвет волос: каштановый с проседью
Цвет глаз: серый
Особые приметы: большое количество татуировок

http://ipic.su/img/img7/fs/prov.1504211458.png

Навыки
Научные: способен оказать первую доврачебную помощь традиционными и не очень способами, играет на гитаре и синтезаторе
Технические: уверенный водитель легкового и грузового транспорта, опытный водитель мотоциклов, автомеханик-самоучка, оружейный специалист-самоучка
Физические: силен как бык, вынослив как конь, невероятной волевой мужчина

Биография
Ричард был старшим из трех детей в семье автомеханика и нереализовавшейся адвокатессы, что в свободное от домашнего хозяйства время пыталась наверстать упущенное после бракосочетания с "этим алкоголиком". Семья владела небольшим подворьем с огородом и домашним скотом, коими Уилдерсон занимался вместе с родителями, но главным образом он проводил время с отцом, копаясь в гараже и чужих тачках, поднося инструменты и пиво с претензией на то, что однажды пойдет по стопам папаши. В школе слыл задирой, успеваемость страдала. Это было не важно ни мальчику, ни родителям, потому что ремонтнику с гаечным ключом не нужны синусы-косинусы, однако государство считало иначе, и корочку о среднем образовании необходимо было выстрадать любой ценой. И выстрадали.
Следующим этапом была служба в армии, на которой настоял отец, и хотя к тому моменту он действительно уже начинал тонуть в омуте алкоголизма, в этой семье воле главы никто не перечил. Учебный корпус Морской Пехоты, несколько месяцев жестокой муштры, распределение в действующую армию на территории Ближнего Востока в должности водителя-механика - достойное поприще для развития профессионального навыка и хорошая школа жизни. В конце второго года службы умудрился (героями не рождаются, ими становятся, и всегда по воле случая) отличиться в ходе вооруженного конфликта: вытащил из-под обстрела командира и двоих сослуживцев, но сам был дважды ранен и контужен. Медицинское обследование после лечения показало, что Уилдерсон более непригоден к военной службе по причине посттравматического синдрома и лишь незначительного физического несоответствия. На этом армия кончилась, оставив в память о себе наградную медаль и несколько шрамов от пуль и осколка.
Ричард вернулся в Мэнсфилд, где застал семью в не лучшем виде - отец окончательно спился, мать развелась и уехала в Лос-Анджелес (давно уже собиралась, надо сказать), все хозяйство и загнивающая мастерская с горем пополам держались на младшем брате и сестре. Братец в свою очередь связался с плохими парнями, и однажды они пришли к нему прямо домой с визитом вежливости, ну а если точнее, то с двумя битами, ножом и старым револьвером 44-го калибра. К несчастью для них, случилось это в тот момент, когда демобилизовавшийся Уилдерсон уже как второй день гостил в родном доме. Встреча закончилась словесной перепалкой, быстро переросшей в открытое столкновение, из которого Ричард вышел без зуба и с фингалом, брат отделался синяком на спине, а те плохие парни вообще никуда не вышли, ибо в первые же минуты драки попробовали на вкус собственные же дубинки, а неудачно пущенный в дело револьвер был отнят, и из него же несчастных положили прямо на месте. Несмотря на все попытки Уилдерсонов скрыть инцидент, об этом прознала полиция, и хотя Ричард спрятал оружие и все тела, его вычислили и арестовали. Стараниями мамаши, у которой еще осталась толика совести и материнского инстинкта, сына осудили лишь на пять лет колонии.
Жизнь за решеткой была несладкой, и это даже мягко сказано, но именно она оказала на мужчину наиболее сильное влияние в плане становления личности. Отморозком он не стал, но напротив, воспитал в себе выдержку и правильную оценку как окружающего мира, так и собственных возможностей.
После отсидки Ричард вернулся в родной Техас, но из личных соображений не стал там оставаться. У брата неплохо получилось восстановить семейный бизнес, сестра поступила на учёбу в хороший университет, поэтому присутствие старшего ровным счетом ничего не дало бы. Напоследок Ричи забрал припрятанный револьвер и уехал искать счастья в чужие края.
К несчастью, статус бывшего заключенного не дал Уилдерсону устроиться на нормальную работу ни по специальности, ни как-либо еще. В конце концов он нанялся вышибалой в средненький кабак с сомнительной репутацией, где уже произошла его встреча с байкерами. Среди них оказались бывшие военнослужащие из того же полка, что и он сам, и это послужило превосходным поводом сначала к хорошему знакомству, а после и к крепкой дружбе. Благодаря своим старым-новым друзьям Ричард узнал о существовании байкерского клуба "Hellhounds", среди членов которых ценились такие люди, как он. Идеология и образ жизни байкеров пришлись мужчине по вкусу и даже предвосхитили ожидания, и вот уже месяца не прошло, как он впервые примерил на себе цвета банды.
Однако, у "адских гончих" была и другая сторона, о которой знал не каждый, да и не дай бог кому с нею столкнуться вообще. Являясь упрямым пережитком лихих годов прошедшего века, байкеры занимались делами не совсем законными. Мелкий и не очень рекет, крышевание предпринимателей, махинации с коррумпированными представителями власти, торговля оружием - с этим Ричарду пришлось столкнуться. Но он и не противился. Криминальные дела клуба приносили большой доход и позволяли вести жизнь, достойную настоящего мужчины. Конечно, на тот момент у него уже была семья, которую надлежало содержать, но Уилдерсону понравилось, и с каждым разом он все больше и сильнее отдавался делу.
Увы, долго так продолжаться не могло. И если бы в дело вмешались правительственные структуры, но не они - мир постигла куда более страшная вещь под названием "ходячие". Но, как ни назови, суть была одна - толпы оживших мертвецов, стремящихся к тому, чтобы пожрать и перевести на свою сторону любого встреченного на пути живого человека.
"Гончих", равно как и большинство других людей, эпидемия застала врасплох, однако, в отличии от них же, у байкеров было что противопоставить напасти. У них имелось оружие, имелись люди, знакомые с понятием насилия не понаслышке, был целый парк подходящего транспорта для каждого. Поняв, что привычный мир уже трещит по швам, они сорвались с места в единственно возможном направлении - Конура.
Итак, Конура. Это было такое место на юге Штатов, которое "Адские гончие" в свое время очень выгодно выкупили в частную собственность и все последующие годы вкладывали деньги в строительство и улучшение. Большой огороженный участок земли со строениями на своей территории, где можно было жить автономно и не беспокоиться ни о чем. Уединенное жилье, коммуникации, снаряжение для ведения подсобного хозяйства - словом, все для того, чтобы без палева вести дела и скрываться от властей.. Именно здесь и обосновались теперь байкеры, именно здесь они и прожили без малого полгода
Однако, даже в таком райском местечке может надоесть. Тем более Уилдерсону, который не собирался отсиживаться в стороне, пока на пепелище матушки-Америки гуляют вольные ветры и раздувают пепел апокалипсиса. Иными словами, мужику захотелось приключений. К тому же, надо было решить кое-какие личные и семейные вопросы. Поэтому в один прекрасный день, вооружившись, собрав походный рюкзак и приготовив верного железного коня, он поставил всех в известность, что отправляется на разведку. И уехал.

Характер
Интернальный, вульгарный, но в то же время благородный и непосредственный - так вкратце можно охарактеризовать Уилдерсона. Если совсем коротко, то его можно назвать"хорошим парнем", хотя это и будет несколько условно. Но кто в наш тяжкий век не без условностей. Ричард из тех, кто порой излишне самоуверен, но который точно не даст в обиду друга, чего бы это ему не стоило. С таким нельзя иметь образцовую семью, но запросто можно брать в разведку. Из людей вроде него ужасные соседи и собутыльники, но зато замечательные командиры, мужья, отцы. Уилдерсон любит потрепать языком, и иногда его заносит, но он уверен, что слова ничего не значат, если это всего лишь пустой треп, а ценятся лишь дела, поступки, и именно они определяют человека как личность. Он верит в себя, верит в свою свободу, потому что та, по его мнению, заключается в том, чтобы в то время, когда можно делать что хочется, делаешь то, что необходимо.

http://ipic.su/img/img7/fs/prov.1504211458.png

Пробный пост

Свернутый текст

- Эй, Ричи! Вставай!
Ричард разлепил заспанные глаза, нехотя оторвал голову от подушки. Поспать в камере не удавалось, голову терзали мысли о ближайшем и совершенно не обнадеживающем будущем, охранники только и делали, что донимали его по пустякам, а тут еще соседи.
- Завали хлебальник, я сплю. - вполсилы рявкнул он и отвернулся к стенке, пытаясь хвататься за ускользающую дрему.
- На том свете отоспишься, амиго. Твое счастье, что он не за горами, хе-хе! - не унимался Родригез. Кажется, тощему мексиканцу доставляло удовольствие допекать заключенного в камере напротив. К счастью, не все в этом корпусе его поддерживали.
- Отстань от мужика, он заслужил. - пробурчал сосед  через стенку, здоровяк Эдди, с шумом перелистывая страницу журнала.
- Как же, мы все тут заслужили. Я ведь все про тебя знаю, Ричи: знаю то, что ты вписался за своего братца, а также то, чем ты занимался по жизни. Я все про вас знаю. Хочешь, расскажу твоему следователю?
- Да что ты пристал как банный лист?! Мы тут все скоро сдохнем, не хватало еще от тебя выслушивать! - Эд швырнул журнал в угол, вскочил с койки и подошел к решетке. Кровать облегченно скрипнула, избавившись от стокилограммовой туши.
- Верно, сдохнете. Вот только один нюанс - вы сдохнете раньше, чем я, так что будь паинькой и дай мне насладиться моментом.
- Сейчас ты хером моим насладишься, если не заткнешься! - суровый баритон Эдварда прозвучал словно гром.
- Давай, детка, ну же! Папочка Люк ждет тебя с распростертыми объятиями! Посмотрим, где будут твои "стальные" яйца, когда я отрежу их тебе твоими же зубами и заправлю в кадык!
- Вот ублюдок! Только попадись мне! - затрещали прутья, содрогающиеся под тящестью и силой могучих рук здоровяка, но, как и полагается, выдержали.
- О да, вперед! Халк ломать, Халк крушить!
Казалось, Эдди сейчас действительно позеленеет, вырастет из своих штанов, что и так были ему внатяжку, и размолотит решетку как сухую вермишель, такой устрашающий рев он издал. Но событию, каким бы фантастичным оно не казалось, пришел конец. Массивная железная дверь в корпус смертников отворилась, внутрь вошел охранник с дубинкой.
- Что тут, блин, происходит?!
Никто ему не ответил, все лишь расселись по своим местам и постарались не смотреть в лицо надзирателю, лишь Эд так и остался у решетки, вцепившись в прутья стальной хваткой. Его физиономия злопыхала яростью и гневом, но охраннику, похоже, не было до этого никакого дела. Он бесцеремонно выхватил дубинку и со всего размаху ударил по выступающим костяшкам пальцев здоровяка, умудрившись задеть практически все сразу. Эд отдернул руки и отошел назад в камеру, потрясая ушибленными конечностями, но не издал ни звука.
- Устроили тут бардак, олухи. Думаете, что раз вас, сучек, скоро поджарят, то все можно? Всех вас, говномесов, изобьют до полусмерти по пути к электрическому стулу, а самым упертым я персонально заявляю: хер вы у меня до него дойдете, захлебнетесь в луже собственной крови и испражнений, а на стуле будет трепыхаться ваша опухшая туша, и дай бог еще, если одним куском. - изрыгнув эти грязные ругательства, охранник сменил гнев на некое подобие равнодушия и подошел к камере Ричарда, не забыв от души постучать по его решетке, - Доброе утро, Ваше Величество. Как спалось?
- Иди в жопу, Билл. - огрызнулся Уилдерсон, продолжая валяться на боку лицом к стене.
- Встать! - раздался приказ сразу после того, как дубинка оглушительно грохнула по решетке. Старый черт знал, куда бить, чтобы было по-громче.
Ричарду пришлось подчиниться, да и чего уж там - все надежды на хоть какое-то подобие сна испарились как капли от слепога дождичка в середине июля.
- Вон оно, встало. Только посмотрите, какой красавец. Как дела, Ричард? - Билл состряпал такую приторную рожу, что нельзя было смотреть без отвращения, так и напрашивался плевок в эту мерзкую харю.
- Думаю, как буду трахать твою мамашу.
- Ха-ха, смешно. Надо было твои шуточки с первого дня записывать, а потом выступать на сцене. Успех был бы бешеный.
- Так дай мне бритву, и я вырежу их у тебя на жопе.
- Вот-вот, он мне то же самое говорил. - подал голос Родригез.
- Заткни пасть, шавка, с тобой мы чуть позже поговорим. - Билл вновь повернулся к байкеру, - Знаешь, чья очередь следующая? Твоя. Может, Его Высочество Ричард Сраное Сердце хочет что-нибудь особенное перед тем, как занять свой трон из молний?
- Да, хочу: увидеть тебя и Эдди в обнимку под заводное танго. У него бита, у тебя связанные руки и яблочко во рту. Барабанная дробь, Эд замахивается, и твои глазные яблоки вылетают за пределы поля, выходят на орбиту, совершают оборот вокруг земного шара и со сверхзвуковой скоростью врезаются тебе прямо промеж булок, в растянутое очко. Вот что я хочу увидеть.
Заключенные в камерах буквально грохнули от смеха, и больше и громче всех смеялся здоровяк. Билл же постарался остаться равнодушным, и лишь красное как помидор лицо выдавало в нем сильнейшее желание порешить Уилдерсона прямо на месте.
- Долго придумывал? Посмотрим на это, когда будешь жариться на электрическом стуле.
- Не волнуйся, билет в первом ряду тебе обеспечен. Глядишь, кусочек моего прожаренного говна попадет тебе в глаз.
Больше охраннику парировать было нечем. Распускать руки он тоже не мог - за этим парнем присматривали, и хотя он был осужден на смертную казнь, любой синяк грозил увольнением. Поэтому Билл просто развернулся и ушел в свою конуру, не сказав больше ни слова. А хохот в камерах стих еще не скоро.
- Слушай, Эд. - обратился Ричард к здоровяку, когда страсти улеглись, - Ты здесь дольше всех, расскажи, что за хрень творится? Черные вертолеты, парни в масках, возня - у вас тут что, какая-то эпидемия случилась?
- Да черт его знает, если честно. - Эдвард тер распухшие пальцы, периодически их разминая, - Какая-то болячка, заразная очень. Практически все из блока «А» заболели, так их там теперь и держат, даже на прогулку не пускают. Санитарные нормы, дезинфекция - карантин одним словом. Последние две ночи все так страшно кашляли, что даже здесь слышно было. И ты знаешь, такая хрень не только у нас, в городе тоже зараза. Говорят, какая-то разновидность гриппа, вроде как с высокой смертностью. И все это жестко действует на нервы, кое-кто из парней вконец крышей поехал. Не нравится мне, что их всех держат в одном блоке как каких-то подопытных мартышек...
- Ты сам как мартышка, как здоровая вонючая горилла. - вставил свои пять копеек Мануэль.
- Господи, да ты затрахал уже. - на этот раз Эд не горел желанием возобновлять конфликт, частично из-за того, что уже получил урок, а отчасти и потому, что увлекся собственным рассказом. Видимо, его это волновало больше всего на свете, даже больше того, что завтра его казнят, - Из охранников тоже многие заболели и взяли больничный. Теперь из местного персонала мало кого осталось, и, как назло, самые уроды.
- Ага, и Билли-бой у них самый главный говномес.
- Поверь, Мэнни, он школьник по сравнению с Оуэном из блока «В», наш то хоть более-менее порядок соблюдает, а тот вообще зверь, и другим плохой пример подает. Так эти гады теперь понимают, что больше следить за ситуацией некому, вооружились и сидят как на иголках, боятся бунта. А я тебе говорю, бунт будет, рано или поздно что-нибудь эдакое да случится. Думаешь, белые халаты им помогут? А ни хрена не будет. Летают туда-сюда на своих вертолетах, уже всех достали шумом. Будь уверен, если станет жарко, они смотаются так, что и пукнуть не успеешь.
- Так значит, в блоке «А» всех заперли?
- Ага, из-за болезни. Решили сделать что-то вроде одного большого лазарета, но я видел, как там все устроено на самом деле - одна большая свалка больных, запах мерзкий, словно кругом плесень. Чую, их там никто не лечит и даже не пытается, просто ждут, пока парни передохнут, а потом сожгут все к чертям собачьим.
- Эдди, я что-то слышу…
- Черт, Мэнни, ты зае... Что? - начал было здоровяк, но вовремя осекся.
Откуда-то из глубины тюрьмы раздавались приглушенные звуки, словно что-то ударялось о стены, било по водопроводным трубам и царапало железо. Все это слышали, даже Билл отвлекся от телевизора в своей комнатушке и превратился в слух.
- Что это?
- Наверное, халаты опять чудят. Не обращай внимания...

Связь:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


Как вы нас нашли: рекомендация и приглашение друга

Отредактировано Richard Wilderson (2018-03-27 12:43:56)

+1

2

Добро пожаловать в мир ходячих мертвецов!
Не забудьте заполнить анкету по шаблонам
P.S. при желании можно принять участие в квесте.

0

3

Отношения

Lisa Wilderson - дочь

Эпизоды
Название эпизода, дата
Название эпизода, дата
Название эпизода, дата
Название эпизода, дата

Отредактировано Richard Wilderson (2018-03-28 21:08:32)

0


Вы здесь » The Walking Dead: Pendulum » Перепись населения » Ричард Уилдерсон, 42


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC