В игре сентябрь-декабрь 2010 года

The Walking Dead: Pendulum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Walking Dead: Pendulum » Архив эпизодов » Тихо в лесу, только не спит мертвяк...


Тихо в лесу, только не спит мертвяк...

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

http://sh.uploads.ru/wUcX8.png
http://s4.uploads.ru/SMcEn.jpg

07.09.2010, северо-запад штата Джорджия, 11:00 AM. Температура +26 градусов Цельсия, слабая облачность при слабом же ветре. Вот-вот в лесу должны повстречаться двое выживших, которых связывает кое-что большее, чем просто нахождение в одном месте в одно время.
Jack Henry Caldwell, Lindsey Amanda Lutz.

0

2

Сентябрь две тысячи десятого года выдался достаточно тёплым, если не сказать - жарким. Этим он не сильно отличался от прошлогоднего сентября, да и вообще не особо выбивался из общей картины. Если бы старожилы этих мест не бродили по градам и весям тупыми злобными марионетками, они, наверное, вспомнили бы, что вот тогда-то и тогда-то было холоднее. Или теплее. Или же... не суть, впрочем. Конкретно сейчас почтенных долгожителей больше интересовала возможность сожрать дерзнувшего спросить совета, а не копошение в собственных воспоминаниях. Джек Колдуэлл, деловито укорачивающий рукава свой рубахе, сидя на пеньке в тени деревьев, тем более не собирался ничего припоминать, отдавая предпочтение насущным проблемам. Во-первых, его носки благополучно почили бозе, превратившись в рванину ужасающего вида и оставляя ноги беззащитными. Во-вторых, запасы провизии убывали. В-третьих, как бы ни был хорош этот участок леса, следовало двигаться дальше, решив для начала вышеуказанные вопросы. Эх, сказал бы кто ему, что будет делать из собственной одежды импровизированные портянки - так не поверил бы ни в какую, а вот теперь пришлось работать массивным ножом, сосредоточенно отделяя необходимые отрезки ткани. Всё равно по такой погоде от рубахи толку ноль, придётся таскать в рюкзаке с заделом на будущее.
- Докатился, морячок, дальше останется только юбку из перьев сделать да жопу в чёрный цвет выкрасить для пущей схожести с дикарями. Или сшить из шкур шатёр и сделать каменный топор, чего уж мелочиться?
Он ворчал довольно беззлобно, пользуясь тем, что в округе гарантированно не было ходячих. Они просто не забредали так далеко, а если и забредали - ароматный кусок падали мог привлечь хищников с интересными для себя последствиями. Но - солнышко светит, птички поют, кое-какие сюрпризы заготовлены на подходах к временному лагерю, в общем, можно покамест и поворчать. Даже не столько на себя, хотя мог бы догадаться сделать более обстоятельные запасы - а на ситуацию в целом. Кстати, идея с каменным топором была не столь уж и бредовой, его хотя бы не нужно было отмывать перед использованием в хозяйственных целях. Возможно, стоило пожертвовать ещё одним отрезком верёвки ради примитивного и мощного крушителя гнилых черепушек, но это всё и на потом откладывается замечательно. Выживал же как-то без топора, дубины и прочих порождений древних лет, протянет и дальше. Ножные обмотки, наконец, были готовы и пущены в ход, пусть для этого и пришлось сделать из рубахи чуть ли не жилет, но лучше уж так, чем ходить с мозолистыми ногами и спотыкаться на каждом шагу. В общем, проблема номер раз - решена, осталось озаботиться пропитанием, а уж потом можно и двигаться дальше, с сожалением оставляя сравнительно безопасный район. Джек всё ещё верил в чудо под названием "катер", и ради этого чуда был готов прошагать мили и мили, лишь бы в один прекрасный миг просто-напросто показать мертвечине средний палец, уносясь навстречу бескрайним водным просторам. О том, что придётся ещё и сплавляться по реке не один день, он старался особо не думать. Как-нибудь проскочит. Теперь о наболевшем - еды мало, воды... маловато. Зато есть силки и ловчие ямы, расставленные и вырытые в расчёте на, как минимум, кролика. Их следовало проверить, добытую таким образом дичь - умертвить и отправить на импровизированную сковородку из лопатки, варварски выбросив шкурки, за которые в лучшие времена можно было даже что-то выручить. Увы, лучшие времена ушли бесследно, канув в Лету вместе с пушной торговлей и вообще денежной системой, чему, если вдуматься, Колдуэлл был даже немного рад. Все эти дармоеды с Уолл-стрит теперь стали тупыми мешками с дерьмом совершенно официально, разве же это не повод для радости? Мелочь, а приятно. Аккуратно свернув рубаху-жилетку, мужчина убрал её в рюкзак, ещё раз проверил надёжность крепления снаряжения, в особенности - ножных обмоток. Попрыгал для пущей верности - и двинулся в путь, неторопливо пробираясь среди глухомани, ведомый едва различимыми зарубками на коре, интуицией и просто памятью. Что-нибудь да попадётся, зря он, что ли, столько возился?

Отредактировано Jack Caldwell (2018-03-01 20:07:32)

+2

3

Беги.
Делай то, что лучше всего можешь. Беги.

Оторваться от ходячих ненадолго было не такой уж большой проблемой. Но она выдыхалась. А они нет. Конечно, группа их задержит ненадолго - столько жрачки, которая уже не убегает и даже не дергается. Лин спала слишком чутко, да и полупустой желудок не давал толком уснуть. А вот сторож свалился в сон. Последний. Ставший последним еще для шестерых людей, остававшихся в лагере.
Пожалуй, если бы не голод, она спала бы так же крепко. И проснулась бы, может, только от криков. Ходячих было немного - может, штук десять, или двенадцать. Ей их считать некогда было. Схватила то, что было под рукой - и бежать. Потому что знала - сонным людям без патронов, а некоторым даже без пистолета под рукой, не вырваться из объятий смерти.
Жадных, голодных объятий ходячей смерти.

Будь это днем, можно было бы отбиться. Но в потемках в лесу? Маловероятное событие.
Хочешь жить, Лин?
БЕГИ.

Выживать в группе - проще. Выжить одному - легче. Это за последние месяцы стало для нее постулатом. Так же, как настойчиво пульсирующее в мыслях "Беги!". Такое же, какое кричал ей в свое время тренер.
Выживать и выжить - две разные вещи. Это она тоже уяснила для себя очень четко.

К рассвету Линдси свалилась от усталости. Перебежки были короткими, но частыми. Та бутылка воды, что она захватила, сбегая из лагеря, кончилась около часа назад. Язык прилипал к нёбу от жажды. Воздух глотался огромными сухими комками и застревал посреди гортани.
А еще хотелось жрать.

"Вставай, кляча. Хера ли ты тут разлеглась. Подъем. Жопу в руки и пошла."
Рывками она поднялась с земли, не удосуживаясь отряхнуться от листвы. Ноги болели неимоверно. Восходящее солнце било в лицо и раздражало еще больше. "Я бы даже из лужи нахлебалась сейчас." Налитые свинцом конечности тянули вниз, а башка хотела спать. "Ты даже на том свете уже не отоспишься. Потому что на тот свет попадешь только разбив себе башку."

Она брела не то по старой вырубке леса, не то просто по заросшей лесной дороге. Разбирать было некогда, потому что на звук ее шагов с характерным знакомым хрюканьем из-под очередного куста выползал очередной ходок.
- Не сегодня, чувак, - буркнула она, прибавляя шаг. Ходячий был уже не ходячим - далеко на одной ноге не уползешь. Видимо, один из тех бедолаг, который был укушен и кастрирован на укушенную конечность. Сдох или от потери крови, или от заражения. Или от болевого шока.

Часам к девяти утра - или около того, она определяла больше по солнцу, чем по реальному времени - Линда окончательно выбилась из сил. Не хватало их даже на то, чтобы выругаться и собрать себя в кучу. Хотелось пить, жрать и спать одновременно. Можно было попытаться подбить какую-нибудь неосторожную белку - но не та сила в глазах и руках. Невольно прощупала она за спиной порванный рюкзак, служивший ей креплением для лука и стрел. Все было на месте.
- Ненавижу вас всех вместе взятых, уроды. Все уроды, живые и мертвые.

Еще через пару часов ее глаза уже слипались так, что преодолеть дремоту почти не представлялось возможным. В глазах уже все расплывалось до одного большого желто-зеленого пятна. "Найти бы какой сарай, или сторожку, хоть что-нибудь с крышей, чтоб поспать. Туда не заберутся, если найдут."
Мысли путались до невозможного. На какое-то мгновение она проснулась, вздрогнув от испуганной птицы, выпорхнувшей из кустов. Отшагнула назад - и благополучно покатилась кубарем в небольшой овраг. Почти сразу же по приземлению на его дно почувствовала, как что-то тянет ее за ногу.

Сон как рукой сняло. Она дернула ногой, пытаясь пнуть схватившего ее ходячего, но наткнулась только на воздух. Усталый взгляд с трудом сфокусировался на оплевшей ногу веревке.
- Силки. Отлично. Прекрасно, блядь, - Линдси распласталась по земле, сдувая с глаз отросшую челку. Небо над головой было голубым, непозволительно голубым для творящегося на земле ада. Девочка, пожалуй, уже забыла, когда последний раз вот так смотрела на небо, а не по кустам. - Что за ебанько их тут поставил?
Она села и заплетающимися пальцами попыталась разорвать веревку. Куда там, попробуй порви. Где он в такое время такую хорошую веревку взял, интересно ей знать. Снять петлю тоже казалось уже нереальным с ее уровнем усталости. С коротким стоном Лин вновь повалилась на землю.
- Ушатать тебя лопатой, по хребтинушке до хруста.

+3

4

Всё-таки, в лесу лучше, чем в городе. И не только сейчас, когда где угодно лучше, чем в городе - а и вообще. Прохладно, тихо, спокойно, птички поют, солнечные лучи, с трудом пробиваясь через кроны могучих деревьев, несут не опаляющую жару, а так, касание тепла. Казалось бы, живи здесь, наслаждайся моментом, ведь мешки с дерьмом в лес почти не забредают - но нет, придётся делать вылазку, причём в ближайшее время. Ножные обмотки было полумерой, заканчивалась еда, патронов тоже было не особо густо, да и основная цель предполагала поиск какого-нибудь яхт-клуба или лодочной станции, чтобы отправиться вниз по реке, к морю и почти гарантированной безопасности. На самом побережье, опять же, выживать попроще, ходячая погань долго не протянет в солёной воде, пойдёт на корм морским обитателям или деформируется до совсем непотребного вида. Оставалось надеяться, что больше никто не собирался провернуть подобный нехитрый трюк, ведь выживших, небось, ещё полно, а вот лодок и яхт на ходу - маловато. В принципе, можно попытать удачу даже и на резиновой лодке с мотором, но это уже на самый, самый крайний случай. Да и вообще, до города ещё добраться надо, а для этого потребуется набить брюхо в ближайшие часа два-три. Не то, чтобы он был голоден - просто не хотелось идти по ночам, когда плохая видимость больше на руку мертвякам, а не людям. Первый возможный источник пищи был пуст - силки никто так и не потревожил, так что мужчина просто снял петлю, убрал в рюкзак и пошёл дальше, не торопясь и наслаждаясь погожим деньком вдали от проблем. Завтра всё изменится, не так ли? По мере приближения к обжитым местам шанс нарваться на негостеприимных местных жителей будет только возрастать с каждым шагом, с каждым мигом... а шанс нормально пожрать, кстати, только что уменьшился. Опять пусто. Не особо унывая, Джек направился дальше, уже осматриваясь более внимательно. Возможно, живность что-то спугнуло? Не хватало ещё нарваться на орду, тут только на дерево лезть и пережидать. А ну как не уйдут? Нет уж, пусть мешки с дерьмом шастают где-нибудь в другом... а, вот и обед. Кролик при жизни был не самым крупным на свете, но и в костлявые задохлики не годился. Так, серединка на половинку, подвешенная за шею на небольшом деревце. Удобная штука - силки, не надо бегать, не надо выслеживать, знай себе расставляй петли с умом, и да воздастся тебе сторицей за труды. С тушкой пришлось немного повозиться, выпотрошив прямо на месте и слегка уделав руки в крови, зато теперь в рюкзаке лежало самое настоящее мясо, которое вскорости пойдёт в готовку. Кстати, не забыть добыть ещё соли, без неё никак. Оставшиеся силки не принесли никаких ощутимых результатов, давая понять, что зверьё действительно кто-то проредил или шуганул. Тогда тем более нужно уходить отсюда - вот только самую последнюю петлю снять, поставленную больше в расчёте на дичь чуть крупнее, рядом со звериной тропой. Удержать надолго не удержит, так хоть повредить конечность может, а подраненную таким варварским образом зверюгу поймать и прибить куда как проще. Однако... в петлю попалось не животное и не птица. Аккуратно снимая с плеча верный дробовик, мужчина принялся тихо и неторопливо обходить лежащее в овраге тело. По виду - почти ребёнок или низкорослая женщина, признаков жизни не наблюдается, вполне возможно - уже оживший трупак, ждущий добычу. Пройти бы мимо, но во-первых петлю жалко, а во-вторых - авось сыщется в карманах что-то ценное, видок-то вполне свежий. В-третьих, маловероятно, человек и вовсе жив, но окликать и проверять бывший вояка не стал, предпочитая использовать эффект неожиданности, что называется, на полную катушку. Скрытное перемещение в лесу с грузом на плечах и в тяжёлой обуви, всё это требовало некоторых усилий, приходилось время от времени и вовсе замирать, прислушиваясь. Нет, вроде бы - не шевелится и не порыкивает. Последние пять метров преодолевались рывком, на хорошей скорости, чтобы опередить медленную реакцию ходячего трупа и помешать ему - или ей - подняться на ноги. Для этого достаточно просто приставить к блондинистой голове ствол, слегка надавить... услышать вполне человеческий голос и со смесью облегчения и удивления отступить на полшага.
- Так ты не труп?
Вопрос... тупой. Но нервное напряжение не позволяло пускаться в философские высокодуховные дебаты о жизни и смерти, ограничившись риторическим уточнением. Трупы не ругаются. Даже те, кто при жизни был отъявленной сволотой.

Отредактировано Jack Caldwell (2018-03-04 17:28:42)

+2

5

Шаги. Тяжелые. Слишком быстрые и размеренные для очередного ходока.
Значит, живой.

Она дремала, пытаясь хоть как-то восполнить силы, при этом слушая, что происходит вокруг. Неприятное хрюканье и урчание от ходячих Линда узнавала моментально. Незнакомец же шел молча. И, судя по шагам, был один.
Можно было по-быстрому сорвать петлю с ноги и драпануть, но в то же время можно было попытаться и ободрать одиночку. Хотя бы воды добыть. Пить хотелось до сих пор, слюна стала вязкой и трудноглотаемой. А незнакомец тем временем приближался. Замер - судя по всему, узрел ее.
Линдси старалась не дышать слишком уж явно. Явно ведь подойдет, человеки они такие, любят легкую наживу. Прибить тупого ходока в петле легко, а она выглядит свежим трупаком, у которого что-то может быть. Ну, так и есть - быстрые шаги на случай того, что "трупик" оживет и захрюкает. Вот только на последнем шаге незнакомца Латц открыла глаза и вперилась хмурым взглядом в живого.
- Убери стрелялку, идиот. Мои мозги мне еще нужны.

Девочка несколько секунд смотрела на человека снизу вверх, а затем поднялась и принялась распутывать проклятую петлю.
- А что, не видно что ли? - с сарказмом поинтересовалась она и вновь посмотрела на незнакомца. - Вояка? А, ну понятно, у вас, военных, у всех с головой нет контакта.
Латц наконец-то выпуталась из силков и поднялась на ноги, слегка пошатываясь. Смерила оружие недовольным взглядом.
- Ну, чтобы уж быть более-менее на равных... - проговорила она и тут же вытащила лук и стрелу. Не направила, но держала наизготове. - Итак. Силки явно твоих рук дело, чтоб тебе самому в них запутаться, когда от ходоков драпать будешь.
Говорила она даже ласково в какой-то степени, хотя тот ее так и сквозил злой иронией.
- Я не ищу проблем, не ищу группу и ничего вообще не ищу, кроме воды. Дай мне спокойно уйти.

+2

6

Сходу грубить здоровому мужику с оружием в руках, находясь в заведомо невыгодной позиции... пожалуй, без подвоха здесь явно не обошлось, ведь ну не могла же она быть настолько безбашенной! Тем не менее, секунда сменяла секунду, а из зарослей никто не высовывался, грозя автоматом, только эта вот мелюзга выпуталась из петли и поднялась на ноги, отпустив ещё одну колкость. Совсем, что ли, страх потеряла? Или это - испуг и попытка его перебороть? Бывало, спасаясь от внутренних демонов, люди творили странные вещи, превращаясь из мирных и спокойных обывателей в хладнокровных убийц. Это хорошо показала история иракской... да и вообще любой войны.
- Идиот, нет контакта с головой... у Вас, юная леди, комплексы на почве интеллекта? Или просто мания величия?
Замечание было язвительнее некуда, даже ежу понятно, что мужчина не особо настроен сюсюкаться с этой малолеткой, которой годился в отцы. Ишь, чего, лук у неё есть, гроза мёртвого и живого миров получается. Пожалуй... всё-таки пытается прикрыть таким образом собственный испуг, не каждый день в лесу напарываешься на таких вот типов с оружием наперевес. Конечно, прямо сейчас он не проявлял признаков агрессии, но то сейчас. Хотя, если подумать, какая тут агрессия? Что с неё брать, зачем нападать или браниться? Девчонка. Немного худощавая, светловолосая, потрёпанная жизнью, но всё-таки - девчонка. Ребёнок, наверняка переживший немало и показывающий зубы всему большому и злому миру.
- Пойдём, покажу тебе кое-что. Только по сторонам гляди толком.
"Кое-что" это небольшой источник чистой воды, текущий прямо в лесу. Ключевая вода била из-под массивного камня близ одного из холмов, в щедро поросшей растениями низине. Нет трупов, нет отравы, нет фильтрации и гарантии, что там не рассадник какой-нибудь злобной бактерии. Умереть от ядрёного поноса посреди апокалипсиса с мертвяками это, конечно, сомнительное развлечение, хотя вполне может претендовать на титул самой глупой смерти года. За такое даже когда-то премию давали.
- Лучше не отставай.
На самом деле, он был почти уверен в том, что так просто она следом не пойдёт. Группу не ищет, с идиотами не водится, большим дядькам едва ли доверяет. Только у неё на хвосте мертвечина, как пить дать. Были бы выжившие, они бы давным-давно проявили себя, ну а покамест вокруг было тихо и мирно, пение птиц выдавало отсутствие поблизости неосторожных двуногих прямоходящих. Оставалось добраться до родника, который явно был лучшим вариантом, чем ополовинивание и без того не под горло залитой фляги. Именно этот источник пресной воды и был основной причиной многодневной стоянки, да и отсутствие поблизости ходячих тоже, признаться, изрядно радовало, лишний раз подтверждая - безопасные места всё ещё есть. Главное - не спешить и не нервничать, а там уж, шаг за шагом, можно вырвать себе право на спокойную жизнь вдали от всего этого безобразия. Юбка из листьев уже не казалась такой уж дурной перспективой...

Отредактировано Jack Caldwell (2018-03-08 16:30:09)

+1

7

"Вот так просто?"
На лице Лин читалось явное недоверие в смеси со здоровым скептицизмом.
В смысле, ее не будут сейчас уговаривать присоединиться к группе, мол, в толпе безопаснее, не будут поучать про то, что девочке ее возраста не стоит так выражаться (замечание про комплексы или манию величия не в счет)? Дадут воды и вали куда хотела? Неужели остался хоть кто-то адекватный в этом неадекватном мире? Хотя да. В неадекватном мире неадекватные вояки выглядели самыми адекватными людьми в принципе.

- У меня комплекс, называемый "дочь солдата", - буркнула Лин скорее не незнакомцу, а самой себе.
А вообще, рожа у этого вояки больно знакомая что-то. Она имела привычку запоминать гостей, которые приходили к папане, чтобы иметь представления о масштабах постгостевой истерики. Поди, кто-нибудь из папашкиных бывших сослуживцев. Многие из них наверняка с удовольствием свернули бы хрупкую шейку дочери ненавистного командира. Поэтому о своем прошлом Линдси в основном помалкивала.

- Куда идти? К таким же, как ты, в лапы? Нет уж, благодарю покорно. Если в твоем лагере есть вода, то тебе не составит особого труда наполнить бутылку там. Никуда меня не волоча.
Она помолчала немного.
- А вообще, лучше бы тебе валить отсюда. Ходоки километрах в десяти отсюда, а я собой задала им направление движения.
Говорить в некоторой степени было больно из-за пересохшего горла. Можно было, конечно, давно пустить ему стрелу в висок и не париться особо. Обобрать до нитки и рвануть дальше. Вот только живых все меньше, мертвых и полумертвых все больше. Не то чтобы ее как-то заботило человечество и его будущее, она по людям точно истерику закатывать не бу...

- Истерика, - Лин его вспомнила. Один из последних, если не последний вообще, кто навещал отца. Слово это вырвалось ненарочно. Да и мало ли что бредит уставшая и подыхающая от жажды девчонка? То есть, Линдси не знала, как его зовут, но вот то, что это кто-то из сослуживцев отца - это уж точно.
Вот тут-то у девчонки поджилки затряслись всерьез. Рандомного вояку она не боялась, а вот вояку, знакомого с отцом - вполне. Конечно, она себя старалась не выдать, но побелевшие костяшки и взгляд, разыскивающий ближайшие кусты поглубже, в которые можно было драпануть так, чтобы не достала шальная пуля, говорили за себя.

+1

8

Вот так иногда бывает - только делаешь шаг-два к своей цели, как за спиной раздаётся голос... и приходится останавливаться. Правда, обычно это был голос какого-нибудь оручего сержанта, реже - капрала, офицеры не снисходили до корректировок перемещений личного состава. А тут - девчонка. Хотя, признаться, у неё тоже получилось остановить рядового первого класса (морпех бывшим не бывает!) Колдуэлла, пожалуй, даже эффективнее и лучше.
- Юная леди, я десять с лишним лет отдал Корпусу морской пехоты. После этого желание нападать на гражданских как-то улетучивается, тем более что содержимого моей фляги тебе не хватит.
Мужчина развернулся со скучающе-недовольным видом человека, не желающего терять своё время на пустопорожние препирательства. Конечно, проще всего действительно дать ей воды и пусть убирается, куда хочет, но это же ему так и так топать придётся до источника, зачем делать это в одиночку? В эти дикие дни живой человек, который не тычет в тебя оружием, становится тоже своего рода ценностью. Не был Джек бирюком, не замыкался на себе, любил и поговорить, и выпить - и в морду дать, коль приспичит. Обычный мужик из провинции, армия в этом отношении мало что поменяла. Услышав про ходячие мешки с дерьмом, он быстро прикинул в уме, сколько времени осталось в запасе, сделал поправку на тип местности - и удовлетворённо хмыкнул.
- Часа два-три будут переться ещё твои ходоки. Сменить направление движения - и пусть себе тащатся, за моей спиной тоже ничего особо приятного нет, авось собратьев по разуму встретят.
Мерзкие ожившие трупы в лесу были крайне опасны ночью - хотя их скорость передвижения значительно падала из-за коряг, ям и прочих прелестей лесистой местности, твари могли застать врасплох куда эффективнее, нежели днём, когда их хотя бы видно издалека... со скидкой на деревья, конечно же. Поэтому ночью Джек предпочитал спать, забравшись куда-нибудь повыше и тем себя относительно обезопасив. Пока помогало. Конечно, всю жизнь в лесу не просидишь, даже с учётом плотности населения штата в шесть десятков с небольшим на квадратный километр и, благодаря нехитрой статистике, довольно мизерными шансами на случайную встречу где-нибудь в глухомани, всё равно стоило валить куда подальше. Желательно, конечно, не в одиночку, ведь одно дело бегать от тварей, другое - обустраиваться и организованно обороняться. Тут одной пары рук будет... маловато.
- Истерика? У кого истерика, у тебя?
Гм... не очень похоже. Она явно испугана, причём напугалась как-то резко. Странно, но не более того, до полноценных проявлений неконтролируемого выплеска эмоций, пожалуй, далековато ещё. Тогда к чему бы это? Или она просто до того испугалась незнакомого мужика с ружьём? А что, это уже похоже на правду, тем более в её-то ситуации, когда каждый второй запросто окажется врагом похлеще мертвяка. Или даже двое из трёх, учитывая, что конец света открыл в людях худшие пороки, а здесь довольно симпатичная девчонка, за которую никто не вступится. К счастью для неё, Колдуэлл не был извращенцем, закономерно считая подобные вещи уделом помешанных на толерастии демократов. Нет, старые-добрые традиционные ценности... в отношении сограждан, по крайней мере. Что творили бравые морпехи на чужой территории - это отдельный разговор, можно сказать - другая жизнь другого человека. Там была война, а здесь кое-что похуже даже самой чудовищной бойни, когда даже непримиримым врагам стоило бы объединиться.
- Ладно, брось ты трястись, пойдём уже. Солдат ребёнка не обидит, так?
Этот конкретный ребёнок, пожалуй, считал иначе, явно подозревая Джека в паре-тройке смертных грехов в придачу к вороху обычных. Что ж, её право, лишь бы глупостей каких не отчудила. Вон, оружие кое-какое есть, ещё пальнёт сгоряча и дёру даст. Не хотелось бы получить железяку на оперённой деревяшке куда-нибудь в спину, это здорово снизит шансы на выживание. Пожалуй, стоило бы её как-то разоружить, но это ж морока одна сплошная будет. Вешать себе на шею де-факто пленного, таскать с собой, содержать, а всё ради чего? Вот то-то же, что пользы ноль, одна морока. Ещё зарежет потом, изобидевшись. Нет уж, пусть будет при луке, небось так спокойнее ей. Хоть немного.

+1

9

Стрелы у нее были не особо боевые. Это были в основном хорошо заточенные палки, которые с хорошего разлету неплохо били животину и размякшие черепушки мертвяков, но для человека были скорее неприятной занозой. Еще были стрелы помощнее, с гвоздями вместо наконечников. Настоящие, хорошие стрелы найти было трудновато, в основном она вытаскивала их из чьих-нибудь трупов. Или из земли. Или еще откуда. Добыть бы хороший лук, цены бы ему не было, а самоделка - так, белок пугать.
"Камнем в башку, пожалуй, понадежнее будет. Или палкой какой."

- Ты сам - истерика. Все вояки - все истерика.
Это уже было сказано громче. Можно было еще с разбегу пнуть под колено, и пока тело барахтается, обезоружить. Обычно хладнокровная Лин начинала паниковать. Глубоко сидящий в подсознании страх перед отцом (хотя скорее, к отцу была ненависть, а страх был перед тем, что он творил), а следом за ним и перед всеми военными в целом, был весьма неприятной штукой, которая только обострилась после всего произошедшего.
- Дай мне воды, сколько есть. И я уйду. Мне хватит.

Овраг был неглубоким и нешироким, но судя по всему достаточно длинным. Может, это когда-то было какое-то сооружение природоохранное, или еще что-то. Драпануть по нему было можно, но сложно - слишком много явных кустов, в которые можно пальнуть и попасть с вероятностью процентов так 90%.
- Не обидит, говоришь? - Линдси скривилась. - Обидеть, может, не обидит. А вот продинамить - может. Изнасиловать может. Бросить все гражданское население и свалить нахер - может, обобрав при этом по максимуму. Солдат много чего может. Избивать жену и дочь по пьяни - тоже может. А обидеть - нет, что ты.

В рот попала одна из прядей волос, и Лин сплюнула ее. А затем натянула лук. Хватит с нее этой бесполезной болтовни. Она без него знает, на что способны вояки. Потому что все вояки - одинаковые. Одинаково на башку отбитые.
- Мне надоела эта демагогия. Положи свою стрелялку на землю. Отойди от нее на десять шагов. Отвернись и считай до ста. Не переживай, твою шумную хрень я не возьму. Мне просто нужно уйти. Не получив пулю в жопу.

+1

10

А у неё, по-видимому, какие-то свои счёты с военными. Джек просто подвернулся довольно-таки неудачно, когда его горе-собеседница была не в состоянии понять различия между нормальными военными и придурками, коих в армии тоже, как и везде, хватало с лихвой. Пару-тройку таких он даже знал лично, одному даже разок чуть морду не начистил - но всё это осталось в прошлом, к счастью. Едва ли эти засранцы когда-либо попадутся на пути у сослуживца - бывшего или нет, какая разница? - и будут портить ему жизнь. Один остался в Корпусе, второй осел в другом штате, осёл он этакий. Вот как бы это объяснить-то ещё, не прибегая к банальностям? Тихо вздохнув, мужчина неуверенно потоптался на месте, откровенно не понимая, как себя вести. Он мог найти подход к взрослым, но здесь перед ним - ребёнок. Да ещё и не из тех, которые охотно стреляют в спину из-за каждого камня, нет, те остались в далёкой и жаркой стране, которую демократы повелели разорить, но забыли потом приказать кому-то другому отстроить. Конечно, иракцы были злобными обезьянами с АК-47, но своя правда имелась и у них. Ладно, хрен с ними, с иракцами, здесь поважнее проблемы есть.
- Я спокоен, как удав, это ты чего-то разошлась.
Положительно, счёты с военными, застарелые счёты. Её что, патруль выловил в ночном клубе или в парке за распитием? Вряд ли простым солдатам вообще было дело до такой мелюзги, их не натаскивали на угнетение собственного народа. Ан ведь кто-то сыскался, угнетатель распроклятый, теперь за него отдуваться. Отдуваться, чувствуя себя мерзавцем, бросающим на верную смерть это юное создание, которое, при ближайшем рассмотрении, казалось смутно знакомым. По телевизору видел где-то? А что, вполне возможно. Связать "истерику" и эту вот смутную знакомость пока что не получалось, да и желания гадать не было.
- Я бы с радостью, но фляга у меня одна.
Вот это было мерзко. Очень мерзко. Перед ним - жительница Америки, его Америки, которую нужно защищать, как страну, так и собственно жительницу. А он что? А он предпочитает оставить ценные припасы при себе. Конечно, всё это легко оправдать - и тем, что девчонка погибнет, потеряв флягу, и тем, что ему самому нужна вода... да множество оправданий, на самом-то деле. Суть одна - мерзко это всё. Как будто предательство своего народа, своего государства, пусть и в лице вот этой вот отдельно взятой светловолосой беглянки. Пожалуй, можно было бы просто дать ей напиться, заодно слегка разрядив обстановку - но что-то подсказывало сейчас одну простую вещь. Не стоит поворачиваться спиной к человеку, который ненавидит военных как класс. Особенно вооруженному и доведённому до отчаянья. Пусть здесь и лук у неё такой себе, и стрелы, и силёнок не хватит толком шмальнуть, всё равно. Не стоит и всё тут. И убирать оружие тоже не стоит.
- Эй, эй, полегче. Меня тоже бросили, насилу живым ушёл. Думаешь, им есть дело до кого-то из нас?
Вопрос был риторическим насквозь. Можно было ещё добавить пару едких фраз про демократов, которые должны бы, раз пришли к власти, обеспечивать всеобщую безопасность, но как-то уныло это всё. Сам не без греха... Дальнейшее произошло стремительно, на уровне рефлексов - в него начали целиться, так что руки сами вскинули дробовик, удобно примостив его потёртый приклад к правому плечу. Жаль, не догадался в своё время приляпать хоть какой-то толковый прицел, но дистанция здесь была столь мизерной, что промажет только идиот.
- Оружие на землю. Медленно. В стволе пуля двенадцатого калибра, которая сделает в твоей груди отменную дыру даже если ты каким-то чудом свалишь меня с одного попадания.
Со стороны могло показаться, что они принимали участие в съёмка голливудского фильма, где все целятся во всех в напряжённой тишине - но реальность была куда прозаичнее и страшнее. Хороший, надёжный огнестрел в руках натренированного за деньги налогоплательщиков убийцы - против самоделки, которой вооружена отчаянная девчонка. Ясное дело, что шансы не в её пользу, однако как-то не хотелось одним плавным нажатием на спуск обрывать эту жизнь. В конце концов, это не его вина, что папаша-военный был мудаком и срывался на семье. Не его вина, что он устраивал истерики, заставляющие ненавидеть всех, кто носит камуфляж. И уж тем более не его вина, что всё это вдруг так вот перемешалось. Не его. Отец-военный, истерики, избиения. Смутно знакомая физиономия. Ненависть. Агрессия, кажущаяся очень адресной. Ствол дробовика чуть качнулся вниз.
- ...Латц?

+1

11

- Двенадцатый? - с каким-то неожиданном интересом поинтересовалась она. - Не жирно ли для ходячих? Или ты на добычу покрупнее охотился?
"Каннибал, не иначе."
Поначалу она медлила выполнять приказ. Просто опустила лук вниз, оценивающе глядя на незнакомца. Конечно, он вспомнит ее, потому что она, пожалуй, только его так открыто назвала истерикой тогда. Это вопрос времени. И тогда, пожалуй, у него будет вполне себе адресный повод грохнуть мелкую соплячку. Желательно не в голову, чтобы потом бродила таким же тупым безмозглым трупом, как и все остальные.

Взгляд ее оценивал дистанцию. "Шага четыре, может пять. Маловато для разгона." Обратила внимание и на то, как он держит оружие. "Назад, вверх, вправо. Спасибо, что ты не левша, мне бы влево идти было бы несподручно." Носком левой ноги провела по земле. Сухая. Песчаная. С листочками, травинками, хвоинками. С мусором. Вроде по ощущениям взять ее в руки можно будет.
- Окей, окей, все в порядке, видишь, уже кладу, - спокойно сказала девочка, присаживаясь на корточки и кладя лук на землю. - Ага, Латц.
"А теперь, с низкого старта. Марш."

Ей казалось, что все происходило очень медленно, как будто в слоу-режиме. Правой рукой она нагребла землю и швырнула ее в лицо вояке. Тот отшатнулся назад и вправо. Выстрел, прозвучавший на пару долей секунд позднее, чем Линдси рванула с места, вывел ее из равновесия. В ушах зазвенело, а изображение перед глазами затроилось. Нижний апперкот получился малость смазанным и недостаточно сильным, чтобы выбить из равновесия.
Чудом она ушла от удара ногой, присев и рванувшись весом на дробовик. Хрен его знает, когда мудак выстрелит и что у него там еще заряжено. Он своим выстрелом поднял на ноги всех ходоков в округе миль так на восемь. Мол, пожалте, еда близко. Вот только удара ногой, метящего в живот, она не ожидала. Хотя и уцепилась рефлекторно в штанину, чтобы хотя бы утянуть его по инерции за собой.

Лин, кажется, забыла, что это было игрой без правил и для нее положение было безвыигрышным в любом случае. Удар прикладом в башку заставил отцепиться и потерять ориентацию в пространстве. Вестибулярка отказывалась понимать, где верх, низ, право или лево. Она отлетела немного, но тут же заставила себя подняться хотя бы на колено.
- Мудак, - сплюнула она, чувствуя, как в рот из носа заливается кровь. Черепушка гудела, как колокол, по которому удачно звякнули. Следующий плевок в сторону был уже кровью.
- Да стреляй уже, хули мешкать. Заодно папаше отомстишь. Он же явно вас дрочил там.
Тело само завалилось на левое бедро. Нет, играть по правилам Линдси больше не будет. Она уже не слышала и не воспринимала, что ей говорят. То есть, слышать слышала, но прием информации отсутствовал.
- Что бы ты там ни говорил - иди нахуй.

+1

12

Двенадцатый калибр, здесь в словах девчонки была логика, действительно крупноват для ходячих. А вот для бегающих, прыгающих и норовящих подстрелить путника мудаков всех мастей - это вот в самый раз, как будто доктор прописал. Именно потому - в стволе первой была пуля, способная делать дырки в людях на приличной дистанции, а уже потом шла картечь. Именно потому - ствол всегда заряжен, хоть и большую часть времени на предохранителе. А что поделать, коли люди внезапно стали такими суками? Это вам не с луком дрянным бегать, дамы и господа, это всё серьёзнее. Ещё, как ни странно, двенадцатый калибр чисто психологически гораздо лучше влиял на посторонних людей. Взять, к примеру, вот эту мелкую Латц, волею злодейки-судьбы определённую в дочери самому злобному сукину сыну Восточного побережья. Как её, кстати, звали? А, не суть важно, можно спросить потом. А сейчас - просто дождаться, пока она не положит лук на землю, ещё чуть-чуть опустить ствол, уже явно не планируя... БАБАХ! Приклад на миг вжало в плечо, а драгоценная пуля, свинцовая и тяжёлая, умчалась куда-то вперёд, повинуясь расширению пороховых газов, тогда как её недавний хозяин, наоборот, отскочил назад и вправо, повинуясь тупым рефлексам. Немудрено - эта мелкая, мать её через тройной прогиб, швырнула землёй прямо в лицо Джеку, умудрившись при этом попасть в левый глаз! Вот он и выстрелил чисто рефлекторно, не задумываясь над тем, кто этот выстрел услышит. А уже спустя секунду  получил удар в челюсть, пусть и ослабленный, неуклюже попытавшись отбиться коленом. Безуспешно, неприятно, позорно! Пришлось вновь отскакивать, разрывая дистанцию и одновременно досылая в ствол ещё один патрон. Гильза, вылетевшая из экстрактора, немедленно оказалась на земле, её судьбой отныне было забвение - ну кому какое дело до таких мелочей, когда ненормальная не унимается, пытаясь отобрать оружие? К счастью, это было ожидаемо - и встречный удар ногой вполне мог согнуть чертовку пополам, выводя из строя надолго. Нет же ж - ухватилась за штанину, норовя завалить, за что вполне заслуженно получила ружьём по башке. Без предупреждения, без жалости, без промедления. Удар был такой силы, что девчонка немедленно утихомирилась, отлетев назад и явно получив лёгкое сотрясение дурных мозгов. Впрочем, это не помешало ей ругаться самым безобразным образом, как будто были ещё какие-то шансы... или, наоборот, от бессилия.
- На землю, руки за спину.
Поражённый глаз всё ещё не пришёл в себя, он яростно слезился, не добавляя мужчине доброты. А уж осознание того, что вскоре здесь будет падаль со всей округи - и вовсе заставляло обращаться с девчонкой отнюдь не по-джентльменски.
- Идиотка затюканная, дался мне твой папаша.
Дрочил ли их старый хер Джей Эл? Конечно же! Разумеется, многократно и беспощадно дрочил, этим выходя за все разумные и неразумные пределы, пытаясь превратить людей в тупые механизмы, лишить своей воли. Временами даже успешно. Но то ведь он, а тут - всего лишь дочь. Которой, между прочим, доставалось не меньше, её бы взять и пожалеть, но ситуация не особо располагает. Всё ещё промаргиваясь, Джек устремился к девчонке, запоздало понимая, что ударил очень уж сильно и теперь с ней особо не пообщаешься. Что поделать - так уж научили, в частности её же папаша в том числе. Теперь - уткнуть в землю, привычно завести руки за спину, отпустив для этого ружьё, предусмотрительно поставленное на предохранитель. Выслушивая про себя всякое, стянуть не в меру шаловливые конечности петлёй, вздёрнуть засранку на ноги... теперь бы, по-хорошему, привязать её да и оставить здесь, чтобы отвлекала внимание, но нельзя ведь так с живым человеком, пусть и пакостным. Придётся тащить с собой, это уже однозначно. Охранять, выхаживать, не спускать глаз. Что теперь поделаешь...
- Да замолкни ты уже.
Желание влепить подзатыльник разбилось о суровую реальность - будет только хуже, она и без того на ногах еле стоит. Что ж, хоть ругнуться можно, и на том спасибо. Ругнулся. Полегчало? Нет, конечно. Нет, ну какова же сучка белобрысая, взять и одним махом создать столько проблем. Подхватив с земли лук, который теперь хотелось сломать о колено, мужчина погнал свою добычу в сторону источника, заодно уйдя с пути хотя бы части мертвяков. Ещё бы от остальных как-то ускользнуть, это было бы просто прекрасно...

+1

13

Вообще насрать было, что он делает. Главное было придти в себя, а там уже сообразим, как выпутаться из той задницы, в которую влезла добровольно и с головой.
Мгновения невосприимчивости к внешнему миру и заглушаемым все остальные звуки звоном в ушах сменялись резким обострением всех органов чувств. Она слышала, как метрах в тридцати от нее пробежал кролик, видела жрущую лист листовертку, ощущала стопой каждый камень под подошвой. Эти обострения вновь сменялись глухой бочкой пустоты. И, черт возьми, они были прекрасны.

- You're sure to fall in love with old Cape Cod, - хрипло пропела она. Эту песню очень любила мама, зато ненавидел отец. Когда его не было дома, песня звучала почти каждый день. Линдси знала ее наизусть. И хотя бы в чем-то с папашкой она была солидарна - песня была отвратительной.
Журчание воды из родника пробилось до ее вновь заложенных писком ушей метров за дцать. Рефлекторно она прибавила шагу, не реагируя ни на что вокруг, и шлепнулась на колени возле воды, глотая жадно и не удосуживаясь сплевывать попадающие в рот песчинки. Пустой желудок от смеси крови, воды и песка взревел, и через несколько глотков Лин отвернулась от воды, изрыгая наружу всю проглоченную только что воду со сгустками попавшей в желудок крови.
Вторая и третья попытки напиться обернулись примерно тем же. На четвертый же раз она только ополаскивала рот, сплевывая воду в сторону.

Взгляд серых глаз с трудом фокусировался на мужлане. Глаз со стороны удара начал заплывать кровью из лопнувшего сосуда, от чего видок у девчонки становился еще более жутким.
- А мог просто меня отпустить, нет, надо было выебнуться. Доволен? Все вояки - истерички.
Девчонка вновь наклонилась над водой, набирая ее в рот и споласкивая пересохшее и ободранное рвотой горло. Сплюнув снова, она хрипло хохотнула.
- Все военные - на голову отбитые. Он даже кота научил тапочки ему носить, как собаку. Ко мне на чердак он забраться не мог, и все пустые бутылки достались тогда матери. Нет, конечно, парочка прилетела и в мою сторону, благополучно разбившись о стенку. Осколки вымела мама, чтобы я на них не наступила.

+1

14

К счастью, скорость передвижения мертвечины невелика... со временем всё будет заполнено ими, но пока что есть шанс уйти, приведя себя в подобие порядка. Вернее, даже не себя - глядя на Латц, жадно пьющую ледяную воду из источника, Джек пытался понять, что с ней, мать её так, вообще делать. Самым простым вариантом было разоружить и отпустить на все четыре стороны. Так и так погибнет. Более жестоким - привязать всё-таки где-нибудь к дереву, чтобы отвлекала внимание. И уйти, разумеется. Ещё были сложные варианты вроде "взять с собой, а там видно будет" и "накормить-напоить-снарядить-выпнуть", но на то они и сложные, чтобы над ними размышлять. А девчонка... пускай пока пьёт себе, подобно животному на водопое. Как-то иначе со связанными руками сложно, м-да.
- Нехрен было из лука целиться, психопатка. Я тебе по-человечески предложил помощь, ты решила показать характер. И что, хорошо устроилась?
Всё-таки, на неё можно было злиться, можно было думать - и говорить - всякие гадости, но это не приближало к ответу на всё тот же злободневный вопрос. А что с ней делать-то? Как поступить? Ладно, играть в тупого злодея не стоило, поэтому вариант с привязать и оставить на смерть - долой. Выпнуть без шансов на спасение - туда же. Выживших маловато, да и потом, она - своего рода связь с прошлым. Нормальным, размеренным прошлым, где главной проблемой был её мудак-папаша, не дававший подчинённым ни нормальной жизни, ни продвижения по службе. Между прочим, если бы не он - быть Джеку сержантом, самое меньшее. Воевал же ж, неплохо так воевал... а теперь остался наедине с его дочерью, заблевавшей землю у источника воды, вымотанной и, в сущности, совершенно беспомощной. Делай, что хочешь, рядовой, чтоб тебя, первого класса Колдуэлл. Никто не узнает, никто не осудит. Брр. Глупости какие.
- Думаешь, мне приятно было выслушивать, какие мы все отбитые на башку тупые сукины дети? Он ведь отравил жизнь не одному десятку хороших парней, так что давай начистоту, девчонка.
Положив лук и дробовик на землю, мужчина сбросил рюкзак, разминая плечи. Всё-таки, поклажа при нём кое-какая была, пусть и мизерная для такого здорового дядьки. Окончательное решение требовалось принимать прямо сейчас - совершенно нормальным было помочь, совершенно нормальным было отомстить. Взять с собой или пристрелить, чтоб не мучилась, оставив влажные мечты касаемо "отпользовать, всё равно ж помрёт" каким-нибудь полудуркам, одержимым идеями о сексе с кем угодно и где угодно. Итак... что же выбрать? Пуля в затылок была бы даже роскошью, ведь она привлечёт мертвяков и сюда, проще-то оно ножом, как учили когда-то на маловероятный случай работы с часовыми очередных злобных бородачей. Этим же ножом можно разрезать верёвку и дать пинка под зад просто в назидание, кстати. Впрочем, ладно, не законченная же он мразь, в конце концов. Сделав свой выбор, Колдуэлл подошёл к девчонке, наклонился и принялся распутывать руки. Авось больше дурить не будет. Не должна, не идиотка же она в конце концов.
- Твой папаша был самой большой мразью из всех, кого я знал. Во время последнего моего визита ему чуть не прилетело в рожу. Но. Это - наши разборки, двух взрослых мужиков. Ты тут вообще не при делах, вот и стой в сторонке.
Если подумать, семье Латца стоило выдавать государственные награды как ветеранам боевых действий. Злобный, эксцентричный вояка с параноидальными наклонностями, каким-то фатальным невезением лишённый возможности добыть хорошие протезы. Возможно, это невезение крылось в его редкостной сучности, ведь тот же Колдуэлл, уже вполне состоятельный на время последней встречи, мог бы этому посодействовать... в итоге чуть не впечатав кулак в харю, изрыгающую очередные ругательства. М-да, некоторых жизнь ничему не учит.
- А теперь ты быстро встаёшь на ноги, быстро ищешь в моём рюкзаке еду, быстро набиваешь брюхо и мы отсюда сваливаем. Давай только без глупостей, времени на них нет совершенно.
Ещё же флягу наполнить надо - но то потом, чуть позже. Пока что задачей Джека была охрана стоянки от мешков с дерьмом - а ну как забредёт какой, услышав голоса? Конечно, здешняя растительность тварь чуток задержит, заодно спровоцировав на шум, но всё равно как-то не хотелось быть взятым врасплох. Поэтому - сапёрную лопатку в руки и ждать неприятностей, настороженно озираясь и время от времени прохаживаясь туда-сюда. Раскроить черепушку хорошим ударом, оно гораздо экономнее выходит, чем в каждого стрелять. Да и шума меньше.

+1

15

- Я просила просто меня отпустить, без всяких там выебонов. Кто из нас еще характер решил показать-то, а? Не хочу спорить, бесполезно. Не напоминай мне папашу, пожалуйста. Его порой хотелось прирезать ночью, чтобы не мучил больше ни меня, ни мать, ни кота.
Руки ей наконец-то распутали. Она уже не пыталась пить, просто спокойно сидела и вытирала (точнее, размазывала) кровь, все еще стекающую из разбитого носа, уже прилично запекшуюся на ее мордашке. Нет, Линдси вполне можно было назвать симпатичной девочкой, но только не сейчас. Не тогда, когда она была загнанным зверем.

- Слушай, избавь меня от своих нравоучений, а? Я без тебя знаю, каким дермищем был мой папаша. И какой тупой идиоткой была моя мать. Не надо мне тут, вы там все небось вздохнули, когда этот утырок оказался на больничной койке. А мы потом вешались от него столько лет.
Лин зачерпнула воды напоследок, прополоскала горло и поднялась на ноги, сплевывая воду подальше.
- Вместо того, чтобы похвалить дочь за достижения, он кривил губы и говорил, что я лишь мокрощелка, которая нихера не понимает в жизни. Не хочу я есть, видишь, меня от воды даже тошнит. Собирай монатки и пошли куда-нибудь уже. Насрать куда. Будешь руки распускать - получишь отверткой в глаз.
Ее еще слегка пошатывало. Чувствовалась легкая неуверенность в шагах, исходящая со стороны мозгов, а не мышц. Тело за время дремы успело отдохнуть.
- А, да. Если эти твари нагрянут, извини, я дам деру. Хорошего такого деру. Все, что я умею делать в случае столкновения с этими тварями - бегать. А отец мне говорил, что легкая атлетика в жизни мне не пригодится. И лук мне отдай. Мало ли.

Свою необычную разговорчивость Линдси списывала исключительно на сострясенный чугунок, и ни на что другое.

Отредактировано Lindsey Lutz (2018-04-04 20:29:07)

+1

16

Она опять демонстрирует характер, как будто не понимая, что задирать взрослого мужика в такой ситуации - не лучшее решение множества накопившихся проблем. Не напоминать, избавить, бла-бла-бла, да здравствует сильный женский характер в критических ситуациях. Нет. На самом деле, подобное поведение сложно назвать приемлемым, поэтому этот самый характер пускай-ка засунет себе в... хотя ладно. Не в придорожном кафе из-за последней порции какао ругаются, не стоило бы заводиться из-за чужой невоспитанности. Особенно - невоспитанности дочери Латца, который в принципе мало понимал, что такое человек и как к нему подходить. А вот портить жизнь умел отменнейше, этого у старины не отнимешь. Небось до сих пор строит ходячих в идеальные "коробочки" (за что в том числе и был любим всякими там старшими офицерами из штабных) и гоняет туда-сюда, вбивай в сгнившие мозги нежити такую человеческую ненависть.
- Я уже гражданским был, когда этот придурок подорвался, так что не вздыхал. Ладно, старый мудило в прошлом, так или иначе. Нужно идти дальше... как, кстати, тебя зовут? Меня вот Джек. Джек Колдуэлл.
Он и впрямь погорячился, предлагая человеку с отшибленной - его же прикладом - башкой какую-то пищу. Можно, конечно, предложить какие-то лекарства, но вот беда - человек, умеющий останавливать кровотечение и тягать на себе раненых товарищей, совершенно не представлял, как лечить последствия такого удара. Вроде бы, само должно пройти со временем, а пока просто наблюдение, наблюдение и ещё раз на... о, а вот и гости. Шорох вдалеке мог быть треском кустов от ломящегося напрямик мертвяка, ну а где один, там скоро будут и другие. Пора драпать - не с эффективностью легкоатлета, а просто и бесхитростно, лишь бы куда подальше.
- Отлично, бери лук и давай дёру, только в отрыв не уходи. Направление - семь часов относительно меня, живо!
Учитывая, что он стоял к девчонке спиной, то и бежать предлагалось примерно за эту же спину, подальше от шума. Эх, жаль, не успеет пополнить запасы воды, отдышаться, передохнуть немного, но выбора особо уже нет. Всё, что остаётся - развернуться, добежать до пожитков, в темпе напялить их на себя и грузно побежать прочь, к вполне вероятной безопасности. Во всяком случае, туда, где шума не было, выбирать всё равно не приходилось...

+1

17

- Линда Латц.
Она не любила называться собственным именем. И плевать, что он знает, чья она на самом деле дочь и из какой семейки исходит родом. Привычка делала свое. Чем меньше другие о ней знают - тем лучше. И пора завязывать с болтовней, и так сказала слишком много.

А вот действовать теперь потребовалось очень быстро. Сотрясение как будто ушло на второй план, тело работало само, а мозг только секундами позднее перерабатывал произошедшее. Колчан у нее благополучно не отобрали, и по дороге он не потерялся, а потому остаток стрел был еще с собой. Схваченный лук и стрела в руке пришлись очень вовремя.
- Это ты лучше не отставай, - буркнула девчонка, пустив стрелу в башку выползающему из-под очередного куста ходоку. Этот был уже не ходок, скорее, лежал и караулил, пока к нему не подойдут. Мертвяк хрюкнул напоследок и свалился окончательно, маяча стрелой в пробитой гнилой черепушке.

Ей иногда становилось интересно, откуда в некоторых ходячих еще оставалась эта хитрость и выдержка - не действовать на поводу у инстинкта, а лежать и выжидать даже при наличии запаха или голоса живого человека. Сейчас Лин это выяснять не собиралась. Важно было удрать и не попасться ногами в их загребущие лапы. Ее мозги, кишки и иже с ними были еще нужны для последующей мести Колдуэллу за встряхнутые мозги и неумение мирно договариваться.

+1


Вы здесь » The Walking Dead: Pendulum » Архив эпизодов » Тихо в лесу, только не спит мертвяк...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC