В игре сентябрь-октябрь 2010 года

The Walking Dead: Pendulum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Walking Dead: Pendulum » Перепись населения » Paul "Jesus" Rovia | 30


Paul "Jesus" Rovia | 30

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Paul “Jesus” Rovia

http://se.uploads.ru/t/SxVIi.jpg

Tom Payne

http://ipic.su/img/img7/fs/prov.1504211458.png

Дата рождения и возраст: 30 лет. 
Лояльность: Хиллтоп.
Родственники: Неизвестно.

Внешние данные и особые приметы: Западноевропейские церковные каноны трактуют привычный обывателю образ Иисуса Христа так: молодой мужчина среднего роста, с хорошей фигурой и благородными чертами лица; длинные волосы цвета спелого ореха, слегка завивающиеся на концах; густая, но небольшая аккуратная борода и усы того же цвета, что и волосы; живо блестящие и выразительные светлые глаза.  Примерно такое же изображение можно встретить на фресках, витражах и воплощенное в образе статуй, которыми наполнены многочисленные храмы на территории Америки.
Пол Ровиа, более известный под своим прозвищем «Иисус», отличается от того, в чью честь его прозвали, разве что ростом, хотя  он всего лишь каких-то пару дюймов отстает от среднего  его значения по американской статистике.  И это обстоятельство  совершенно не  уменьшает  его поразительной внешней схожести с христианским образом Спасителя, а даже наоборот - подчеркивает, добавляя к его образу  ореол кротости и смирения. Да уж,  понятия  жестокость и суровость никак не вяжутся с этим невысоким, почти хрупким  на вид парнем  и его  открытым и добрым лицом, с которого почти не сходит тихая улыбка.
В иное время изящное телосложение Пола могла бы подчеркнуть правильно подобранная одежда, но в условиях Апокалипсиса особенно задумываться над гардеробом нет ни возможности, ни сил, ни особого желания. Но даже в такой ситуации он всегда стремится к тому, что бы одежда,  пусть она и сидит на нем немного мешковато, была опрятна настолько, насколько это вообще возможно. Чаще всего перед новыми знакомыми он предстает в старом,  но еще крепком, хотя и местами покусанном ходячими кожаном плаще, темных брюках карго и  белой льняной рубашке, а его лицо прикрыто банданой или шарфом. Иные элементы  его внешнего вида могут  варьироваться, хотя и ничего удобнее простых армейских ботинок, что чуть великоваты Полу в области щиколоток и  поэтому приходится надежнее перевязывать их шнурками, чтобы не натирали,  — Ровиа пока так и не нашел. 
Кстати говоря, при  поразительной своей внешней  схожести с Христом, Пол бы вызвал невероятную ненависть у большинства служителей церкви и традиционных христиан своей нетрадиционной ориентацией.

http://ipic.su/img/img7/fs/prov.1504211458.png

Досье
Через всю линии повествования о роде человеческом красной нитью проходит один факт - когда наступали тяжелые времена, люди всегда обращались к вере. Человек придумал Бога, чтобы Бог спас человека, а когда, как не сейчас  человечество  особенно нуждалось в спасении? Вокруг  царил настоящий ад, для того, что бы попасть в который, не нужно было умирать. Нет, все было совсем наоборот  -  что бы гореть в этом аду, нужно было быть живым. Мертвым, которые  восстали из могил, как  и предсказывало святое писание, было наплевать на все, кроме стремления удовлетворить свою главную жажду. Жажду свежей плоти, которая хоть немного бы притупила их бесконечный голод.   Многие выжившие, окруженные этим кошмаром,  отказались от своей человечности и прочих  высоких моральных принципов ради того, чтобы просто выжить. Конечно, кто бы мог их за это порицать или осуждать, но суть оставалась прежней - люди медленно, но верно превращались в зверей, ведомых одним стремлением - жить.  Зверей, забывших о своей душе, забывших о  чувствах, забывших обо всем, что делало их людьми.
Миру действительно  пришёл конец, и последние  надежды на то, что завтра это все закончится, таяли  день ото дня.
Но этот конец света, как бы иронично это не звучало в сложившей ситуации, только помог закрепиться прозвищу «Иисус» за Полом Ровиа.  Молодой человек ,  для многих отчаявшихся  и потерявших  все ориентиры  в своей жизни, выступал в роли того самого спасителя душ человеческих.  Он был один из тех очень немногих, которых и до эпидемии было крайне мало, а после - почти не осталось в принципе,  кто  был способен творить поступки в заботе  о других.  Творить нечто действительно опасное,  рисковое, подчас  почти самоубийственное. Но разве это имело значение, если на кону стояла жизнь другого человека?
Скорей всего именно такое поведение, в первую очередь, и стало причиной появления  его говорящего прозвища. Впрочем,  глупо отрицать, что  внешнее сходство также  немало способствовало  этому.  Слишком уж оно было явным, даже для тех, кто о религии судил лишь по воскресным шоу на телевидение. Но, так или иначе,  все это  привело к тому,  что  сейчас в общине единицы обращаются к нему по настоящему имени. В чем-то  это даже нравится Полу. 
Пол застал еще  то время, когда Хиллтоп был лагерем МЧС, организованным в зоне поместья Бэррингтонов. Об этом лагере ходило немало слухов и те, кто жили в штате Вирджиния неподалеку от известного исторического музея, стягивались в лагерь целыми семьями. К сожалению, лагерь МЧС был лишь на словах лагерем. Заниматься обустройством и обороной новой безопасной зоны людям приходилось самим.  Пол пришел одним из первых и, на тот момент, восхищенный поведением и идеями  Грегори — лидера новой общины — активно помогал развитию Хиллтопа.
Пол разведывал пригород Вашингтона и его окрестности, помечая на картах все, что могло бы пригодиться для улучшения новой общины и  доставал разные полезные вещи или припасы.  Он  приводил в лагерь  новых людей, которых встречал по пути,  помогая им до него добраться в целости и сохранности.  А  потом и в самом Хиллтопе окружал их  своей  добротой и отзывчивостью, что очень  помогали людям быстрее привыкнуть к новому «дому». Доверчивость и открытость молодого человека, его приятный  характер и стремление помочь всем и каждому  были только на руку в этом нелегком  деле.  Благодаря всем этим качествам, окружающие смогли вновь поверить в то, что моральные ценности, гуманность и сама человечность, казавшиеся лишь отголосками старого мира, еще не потеряны. Ну, чем не Иисус, в самом деле?
Так и получалось, что об Иисусе знал каждый в общине, но совсем никто не знал о Поле Ровиа. Да и примись его кто расспрашивать — Пол не  стал бы говорить о себе, найдя любой предлог для того, чтобы перевести тему или просто закончить  разговор. Между жителями Хиллтопа и сейчас ведутся споры, откуда он, но большинство сошлось на мнении, что раньше Пол, похоже,  жил где-то в столице. 
Свое прошлое Иисус предпочел оставить позади, вынеся из него только  свою уникальную личность, полную тепла к окружающим,  которую не смогли истребить никакие лишения,  любовь к литературе и отличную спортивную подготовку. Он часто тренируется  и проверяет на практике все те навыки, что получены за годы занятий боевыми искусствами, а во время вылазок улыбается каждой новой найденной книге. 

http://ipic.su/img/img7/fs/prov.1504211458.png

Пробный пост

Пробный пост

Костер, бросая в теплую темноту летней ночи гаснущие налету искры, красил лица сидящих возле него людей в разные оттенки  жёлтого и рыжего. Тени подрагивали,  растревоженные его тихо потрескивающей пляской.  Они  то уменьшались, когда он немного притухал, то резко удлинялись, стоило пламени, потревоженному ветром или движением палки в углях, взлететь выше.   От этого казалось, что они прислушиваются к разговору, жадно ловят каждое слово.  Ветер, разыгравшийся к вечеру, разогнал все, даже самые  неприметные и тонкие облака, и небо глядело на землю неисчислимыми сотнями звезд на эту Богом забытую дыру. А как еще можно было назвать тот клочок земли, что выжившие звали своим домом, где-то на окраине Вашингтона? Небольшое поселение, совсем недавно обросшее, словно панцирем высокими стенами. Правда, суть от этого не менялась. Пускай это место совсем не было похоже на то, к чему они привыкли до Пандемии, и даже отдаленно не напоминало что-то, о чем можно было бы мечтать, оно все равно стало их домом.  Уже успело стать совсем родным. Именно эти чувства, сегодня распаленные блаженной прохладой и легким ветром, ласкающим уставшую от дневного солнца кожу, позволяли забыть обо всем. Даже о том, что где-то там, за стенами, бродили толпами ожившие мертвецы.  Ничто не могло омрачить мысли в эту ночь.

Одна из фигур у костра подняла голову вверх:
— Смотри-ка, — Кэл заговорил непривычно тихо для него, будто бы боялся спугнуть эту уютную летнюю ночь своим звучным голосом. — Как много… Завтра снова будет солнечно, — ответом на его высказывание стали лишь короткие кивки увлеченных своими делами собеседников. Кэл, азиат достаточно плотного телосложения, коротко ухмыльнулся и прищелкнул в воздухе пальцами, привлекая к себе внимание, — Земля - Иисусу: Снизойди и озари нас своим вниманием, а?

Пол Ровиа нехотя оторвал взгляд от карты, разложенной на его коленях, и закатил глаза, изображая искреннее недовольство тем фактом, что его прервали:
— Тебе есть, что рассказать помимо метеорологических прогнозов, основанных на народных поверьях? —стоило ему закончить эту ехидную фразу, как доктор Харлан, до сих пор возившийся над небольшими ранениями и ссадинами Иисуса, усмехнулся и посильнее вжал смоченную спиртом марлю в небольшой порез на предплечье Ровиа. Пол резко зажмурился и тихо прошипел, прежде чем заулыбаться, пускай и комичности ради очень вымученно. —  Вас понял, док. Больше не буду. Так, что там у тебя, Кэл?
— Спасибо, Харлан. Ты настоящий друг, — хохотнул Кэл, покачав головой и продолжил, — Сегодня видел дым. К северо-востоку от нас.
— Дым? — Иисус удивленно поднял брови, вновь склонившись над картой. Кэл поднялся на ноги, обходя костер и наклоняясь, провел пальцем по небольшому участку бумаги, обводя его. — Серьезно? Где-то тут? Но я там уже все проверял…
— Да, без шуток. Когда ты был там последний раз?
— М-м-м, неделю назад, наверное, — неуверенно протянул в ответ Пол. Он и впрямь сбился со счета. Дни в последнее время были слишком уж насыщенными, он часто пропадал в долгих вылазках, выполнял мелкие поручения Грегори и совсем потерял счет времени, — никто не пошел проверить? Вдруг помощь нужна?
— Да какой там… Грегори, думаешь, кого-либо отпустил бы? Только тебя посылает, обычно, и то, чаще не посылает, а ты сам посылаешься, — отмахнулся мужчина, возвращаясь на свое место.

Иисус все не отводил взгляда от этой точки на карте. Он точно там проверял. Никого не было, да там даже поживиться было нечем. Впрочем, возможно, что он недостаточно далеко зашел? Чуть восточнее находился берег Потомаки, а разбить лагерь где-то там было бы неплохой идеей. Защищенный с одной стороны глубокими водами этой реки лагерь вполне мог надежно укрыть группу выживших. Стоило бы лишний раз собраться и проверить, вдруг им нужна помощь, или же с ними можно будет договориться о сотрудничестве. Пол вздохнул, немного нахмурившись. Ему придется добираться до этого места пару дней, если, конечно, он не сумеет найти машину на 29-ом шоссе. Там было много брошенных машин, а если осторожно обойти толпу ходячих, одна вполне могла оказаться с достаточным запасом бензина. Завести-то не проблема…
Ровиа коротко заскулил, дергаясь и едва не роняя карту с колен, обернулся к Харлану, крепко удерживающему руку Иисуса. Вот сейчас было как-то особенно болезненно. Доктор неодобрительно прицокнул языком, поднимая на мгновение взгляд к своему пациенту и строго заметил:
— Не дергайся. Пожалуйста, — последнее прозвучало заметно мягче, — и как ты вообще умудрился? — мысль Харлана осталась незаконченной, а тот завозился, стараясь как можно осторожнее извлечь кусочек коры, глубоко засевший в руке.
— Действительно. Обычно ты куда аккуратнее, — согласился с Харланом Кэл. Дозорный давно знал Иисуса, много раз открывал ему в сопровождении с группам или одинокими выжившими ворота, но он редко возвращался хоть немного побитый, а сегодня такое чувство, что целенаправленно обивал все неровности своим телом. Вон, даже на лоб пластырь налепили.
— Знаю, сам дурак.  В темноте напоролся на пару ходячих в лесу, замешкался, а дальше все кувырком, — с улыбкой покачал головой Иисус, наблюдая уже за действиями Харлана. Он отчетливо помнил, как удирая от толпы живых мертвецов нарвался на сук. Корень крупного дерева очень уж неудачно попался под ногу, а дальше едва-ли не кубарем до соседнего. Хорошо, что быстро опомнился и бросился бежать дальше, а то за спиной слишком уж отчетливо щелкали челюсти. Правда, рассказывать о том, что там была целая толпа - совсем не хотелось.  В этом не было ни малейшего смысла, только лишний раз волновать Харлана, который вечно за всех переживает.  Иисус, вроде бы, сумел увести ходячих подальше от общины, поэтому не обязательно было говорить всю правду.
— Пару-другую? Хочешь сказать, что ты так убегал от пары-другой ходячих? — с видимым сомнением поинтересовался Кэл.
— Угу. Бывает же.
— Так, а что же тебя задержало? Насколько я помню, ты просто собирался проверить ферму где-то около Мэйвуда, — подал голос Харлан,— Всего несколько часов туда и обратно, а ушел ты еще утром.
— Там было очень много всего, но ничего полезного. Долго проверял, — не сказать, что соврать сейчас у Иисуса получилось очень уж складно, но он решил выкрутиться, добавляя некоторые вымышленные подробности, — представляете, разобрал даже амбар, но и у семян такое состояние, что нести их сюда было бессмысленно, — он придержал бинт по просьбе доктора, прежде чем обратиться к Кэлу. — А еще что во время дозора было интересного? Я что-нибудь пропустил?

Кэл, кажется, собирался продолжить разговор, как вдруг его окликнул звонкий голос. Мэнди, симпатичная девушка, не так давно поселившаяся в Хиллтопе, приближалась к их костру, помахивая рукой. Она быстро подбежала к лестнице, ведущей на стену, собираясь подниматься наверх и прощебетала:
— Привет, ребята. Кэл, тебя там Грегори обыскался, загляни к нему, ладно? — мило улыбнувшись, она полезла наверх.
— И чего этому старому гаду не спится?..
Как только Кэл скрылся из виду, доктор Карсон закончил последнюю перевязку, собирая все медикаменты в импровизированную сумку-аптечку. Он медленно поднялся на ноги и уже собираясь проследовать к своему трейлеру, внимательно посмотрел на Иисуса. Пол опять был поглощен изучением карты и не сразу почувствовал на себе взгляд доктора, а когда поднял глаза только и услышал наставление:
— Будь осторожнее.
— Спасибо, док. Буду. — Теплая и благодарная улыбка сама собой расцвела на лице Иисуса, пока он провожал взглядом Харлана.

Он оставался у костра еще некоторое время после того, как остался один, вслушиваясь в отголоски разговора со стены. Отношения Мэнди и Эдуардо, того самого дозорного, что сменил Кэла на посту, уже ни для кого не были секретом.  Да пара не особо и скрывалась. Иисус сидел, опустив глаза к карте, пока треск догорающих веток перекрывал и без того тихие голоса, превращая их в какую-то едва слышную музыку. Приятную, но такую непонятную. Пол улавливал только мягкие и нежные интонации, тихо улыбаясь самому себе, но вскоре решил, что находиться здесь и дальше, было бы не очень красиво. Все-таки, едва ли влюбленным хотелось, чтобы за ними кто-либо наблюдал, даже если этот кто-то и не желает им в душе ничего плохого. Пол однажды вычитал, в какой-то старенькой книге, где даже имя автора затерлось, а страницы давно пожелтели и хрустели под пальцами, что любовь исключает этого самого наблюдателя, как и наблюдатель, в свою очередь, исключает любовь. Странная фраза, но сейчас вполне подходящая.

Иисус добрался до своего трейлера и разлегся на кровати, подтянув к себе книгу, которую все никак не мог закончить. Все его тело буквально наполняла саднящая боль и он надеялся, хотя бы таким образом от нее отвлечься. Но не тут то было. «Путешествие Гулливера» он начинал читать уже не в первый раз, но постоянно, стоило только открыть эту книгу, в его голове начинали роиться мысли, которые множились с каждой новой прочитанной строкой. Причем, мысли эти были никак не связаны с тем, что он прочел. Прямо проклятие Джонатана Свифта какое-то.
В этот раз чтение тоже не заладилось. 

Перед глазами были слова известного писателя, отпечатанные на тонкой бумаге, и они рассказывали историю, которую Иисус в очередной раз абсолютно не воспринимал. Он упорно видел перед собой дом, найденный неподалеку от Мэйвуда. Пол так и не дошел до фермы, которую планировал посетить сегодня, так как этот дом, отстроенный недалеко от парка, оказался неожиданностью. Он раньше никогда не слышал про него, и тот факт, что вокруг дома не было ни одного ходячего, очень его заинтересовал. Здание было чистым, на пороге даже следов пыли не было. Пол сразу решил, что там еще есть выжившие, и был очень удивлен, когда внутри не обнаружил никого. Сперва в его планы входило дождаться тех, кто здесь живет, потому что дом определенно был жилым.  На кухне было много припасов, кухонная утварь недавно использовалась, и в раковине было немало грязной посуды. Он еще тогда посмеялся про себя, решив, что когда хозяева вернутся, непременно предложит свою помощь с этой самой посудой.
Потом долго бродил по комнатам, изучая их. На стенах висело много фотографий. Счастливая семья: улыбающиеся отец и мать, их дети. Двое, счастливые карапузы — мальчик и девочка, удивительно похожие друг на друга, хотя и явно не близнецы. Оба светлоглазые и светловолосые. На фотографиях были изображены еще какие-то родственники, но Пол не уделял им какого-либо особого внимания.  Его взгляд, почти против воли, притягивали именно снимки этой семьи. Такое простое и обычное, но такое искреннее человеческое счастье было на них запечатлено…
От этого всего внутри становилось одновременно и тепло, и горестно. Привкус горечи появлялся от осознания, что запечатлённый на этих фотографиях мир давно рухнул. До сих пор было сложно в это поверить.

Ближе к середине дня Пол уже начал сомневаться, что он дождется хоть кого-нибудь. Он был на втором этаже, стоял у окна в спальне и исследовал содержимое книжной полки, которая обнаружилась в этой комнате. У каждого свои слабости и Иисус даже успел присмотреть пару интересных книжек, которые было бы неплохо выпросить почитать у владельцев.  Если, конечно, именно они все еще жили в этом доме.  Его размышления прервал хруст за окном. Осторожно приблизившись к оконному проему, парень прижался спиной к стене и быстро выглянул на улицу, чтобы определить показалось ему или нет.
То, что он увидел, заставило улыбку мгновенно сползти с его лица.

Сейчас Иисус уже не мог вспомнить, как ноги привели его вниз и как он очутился снаружи. За домом, со стороны густого леса, был разбит небольшой сад. Он еще сохранял остатки прежней ухоженности и красоты, но то, что Иисус увидел в центре этого сада, почти рубануло его под коленями, так, что ему стоило огромных усилий, чтобы удержаться на ногах.
Небольшие земляные насыпи в глубине пышной зелени были украшены несколькими светлыми камнями, заботливо выложенными по краям. В нос ударял дикий пряный аромат светлых лилий, смешанный с запахом свежевскопанной земли. Несколько этих лилий — ослепительно белые пятна на фоне выжженной на солнце земли — лежали чуть наискось под кривыми, неуклюже перетянутыми веревками палками, которые весьма отдаленно напоминали то, чем  должны были служить.
Кресты на могилах.  Теперь в этом не было сомнений.
И меж всем этим бродил один ходячий. Он явно обратился лишь пару дней назад, а может и еще раньше.  Даже не успел начать разлагаться, несмотря на стоявшую летнюю жару. Но хуже всего было то, что Пол узнал его.  Это лицо он много раз видел на фотографиях в доме. И несложно было догадаться, кто лежит в этих могилах. 

— Мне очень жаль, — тихо проговорил Иисус, как только встретился с закрытыми белой поволокой пустыми глазами.

С закатом солнца лопата наконец-то была воткнута в землю, а над еще одной могилой, аккуратно выкопанной возле других, возвышался свежий крест, чуть отличавшийся от других.  Иисус устало утер лоб и тяжело вздохнул, и положил на могилу цветок.   
Да, он потратил на эти похороны целый день, но не испытывал ни капли сожаления. Он должен был это сделать. Сделать именно так.
Солнце последними лучами скользило по щеке. В темноте возвращаться обратно было опасно, но не хотелось оставаться здесь больше и минуты. Не говоря уже о том, чтобы притронуться к многочисленным припасам, бесконечно ценным лекарствам, или даже к тем же бесценным для самого Иисуса книгам.  У него рука просто не поднялась.
Поэтому он просто развернулся и ушел, желая как можно скорее оказаться дома. В Хиллтопе.

Связь:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Как вы нас нашли: Неисповедимы пути всемирной сети.

Отредактировано Paul Rovia (2018-02-07 16:00:21)

+3

2

Paul Rovia от меня ничего, кроме ДА КОНЕЧНО БОЖЕ МОЙ ИИСУС! быть не может. Офигенная анкета, отличный пост. Пусть, конечно, Ванесса еще глянет, но черт, это прекрасно.

0

3

Добро пожаловать в мир ходячих мертвецов!
Не забудьте заполнить анкету по шаблонам

0

4

Отношения

0

5

Эпизоды

0


Вы здесь » The Walking Dead: Pendulum » Перепись населения » Paul "Jesus" Rovia | 30


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC