Администрация

Мир, каким мы его знали, исчез, но сохранять человечность – это наш выбор.
— Dale Horvath
В игре сентябрь-октябрь 2010 года

The Walking Dead: Pendulum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Walking Dead: Pendulum » Дни, изменившие мир » "O sinners, let's go down"


"O sinners, let's go down"

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://sh.uploads.ru/wUcX8.png
http://sg.uploads.ru/uk3Bb.png
24 января 2011 года. Потеряться всегда страшно и никогда не знаешь, кто тебя может найти.
Vanessa Hensley, Dylan Bates

+1

2

После того, как они покинули Вудберри, проблемы с живыми, казалось, оставили их. Жить легче не стало, Мерл привел её в другую группу, поменьше. Здесь не было стен и караула, как в Раю посреди Ада, как мысленно называла Вудберри Ванесса. Но и в Раю были свои... огрехи. О них Ванесса старалась больше не думать, ведь они оставили тот город и больше туда не вернутся: возвращение означало неминуемую гибель для всех. Губернатор не простил бы никому того, что они сотворили.
От мыслей о Вудберри, которые очень часто гнала от себя Ванесса, её отвлекло что-то на дороге. Машину тряхнуло и девушка клацнула зубами, едва не прикусив себе щеку. Не стоило сидеть подперев щеку рукой и глазеть в окно. В салоне машины было относительно тепло, но печка была сломана и грела едва. Но и этого было достаточно, на улице было в разы холоднее.
— Эй, аккуратнее, Дэни!
— Ну прости, тут ходячего раскатало...
— И ты не посчитал нужным его объехать?
— Да по всей дороге!.. — начал было возмущаться Дэни, когда машину стало заносить. Парень вцепился в руль, прижался к обочине и остановился. — Кажется, спустило колесо. Мы наверное, не доедем. Но тут фермы везде, может найдем машину, запаска должна быть...
— Ага, непременно подходящая к нашей машине, — ядовито отметила Ванесса, скрещивая руки на груди. Лучше бы она оставалась у Гринов, не ссорилась бы с Мерлом. Больше всего Ванессу бесило в нем то, что он был прав почти всегда. Говорил ей, что лучше остаться на ферме, за её пределами опасно и она может пострадать. Ругался на Дэни, обзывая дохляком, а она не послушала и поехала в город неподалеку, а потом они решили проехать чуть дальше, чтобы посмотреть, вдруг там было что-то интересное, на заправке и спустили колесо. надо было возвращаться сразу, однако, до темноты бы успели...
— Мы всегда можем взять другую машину, — немного нервно отозвался Дэни, роясь в бардачке. — Сольем из этой бензин, если что.
Он положил обе руки на руль, погладил его большими пальцами. Было слышно, как он шумно дышал. Наверное, он чувствовал свою вину за произошедшее и то, что Ванесса сердита. Она и правда была сердита, но на себя больше, ведь могла настоять и поехали бы обратно!.. или вообще остаться на ферме и сейчас сидела бы в гостиной или на кухне, пила горячий чай.
— Куда? канистры у нас нет.
Они почти не нашли никаких припасов, пару консервов, свитер и несколько пледов. Все аккуратной стопкой лежало на заднем сидении, рядом с Ванессой, закутавшейся в один из пледов. Она опустила ноги на пол, надевая обувь и стала складывать вещи в рюкзак, лежавший там же.
— Ты куда?
— Не можем же мы тут сидеть, пошли. Поищем машину.
Она покинул салон. Выйдя, сразу же запахнулась в свое клетчатое красное пальто. Дэни вышел следом за ней, осматриваясь. Ему было около двадцати пяти, он ушел из Вудберри вместе с ними.
— Дай мне пистолет, — потребовала Ванесса и парень подчинился, отдавая ей оружие. Дэни стрелял лучше, но не стал спорить — точно чувствовал вину. Или побоялся реакции Мерла на то, что у Ванессы не было оружия, когда они покинули машину. — Надеюсь, мы успеем до темноты найти насос или что-нибудь еще, чтобы починить машину.
Хенсли шла вперед по дороге, закинув на спину свой рюкзак. Хотя бы спине и ногам было тепло. Через сотню метров появился указатель о новой ферме Додсонов. Дэни плелся где-то рядом с ней и приободрился, увидев указатель.
В доме Додсонов было два трупа. Именно трупы, пожилая пара пустила себе в голову по пуле, чтобы избавиться от страданий и страха. А может, их кто-то убил... Они не стали разбираться с этим, обыскали дом, нашли полупустую канистру с бензином в сарае и машину.
— Слушай, если срежем, то бензина хватит. Можно еще с нашей слить...
— До темноты вернуться не успеем, может, заночевать в доме? утром еще раз обыщем дом.
— Да перестань, ты представь, как все перепугаются, если мы не вернемся. А Мерл меня вообще убьет если мы приедем спустя сутки!
В словах Дэни была доля истины. Мерлу однозначно не понравилось бы, что она ночевала где-то в компании другого парня, пусть бы с этим парнем у неё ничего и не было.
— Ладно, вернемся к нашей машине.
К тому времени, как Ванесса и Дэни вернулись к машине, уже сгустились сумерки. Бак старой фермерской машины наполнился бензином и они выехали.
— Не включай дальний свет, не надо привлекать внимание, — на этот раз за руль села Ванесса. Дэни почти весь день был за рулем. Она кивнула, нажимая педаль газа. Ванесса ехала аккуратно, опасаясь еще одного ходячего, размазанного по дороге. Они вернулись в город, проехали его и... мотор затарахтел и машина остановилась.
— Нет, ну только не это! — Хенсли в сердцах ударила кулаком и машина оглушительно громко просигналила. Девушка мгновенно замерла, притихнув. К счастью, в окна машины ходячие не полезли сразу же. То ли поблизости их не было, то ли не дошли. Сигнал был громким, пугающим в ночной тишине.
— Мы можем срезать через лес, тут недалеко осталось... да и оставаться в машине уже не безопасно.
— Ты рехнулся? Мы заблудимся! Уж лучше идти по дороге, может, они уже выехали на наши поиски, так мы не разминемся хотя бы.
Решение было принято, однако, практически сразу им пришлось свернуть в лес. Сигнал машины привлек ходячих и те были на дороге. Около десятка шло прямо на Ванессу и Дэни, и те, не мешкая, спрятались среди деревьев и кустов.
— если идти на запад, мы точно срежем угол и выйдем к нашей ферме, — уверенно сказал Дэни. В его словах давно не было такой твердости и Хенсли поверила ему. В основном потому, что за день устала и беготня по лесу хоть и пугала её, но перспектива поскорее оказаться в безопасности давала надежду и силы. Хоть какие-то.
— Хорошо. Но честное слово, если мы заблудимся... — Она не договорила, на дороге замаячили еще силуэты мертвецов и они отправились вглубь леса.

+1

3

Дилан задумчиво смотрел на огромное распятие, возвышающееся над импровизированным алтарём церкви. Конечно, членам его общины ещё предстояло много работы, но помещение теперь и, правда, напоминало "дом Бога". Вокруг горели свечи, вместо выбитых витражных окон красовались пусть грубые, но крепкие ставни из дерева. Ряды скамей почти не пострадали в ходе эпидемии и их заменять или ремонтировать не пришлось. Что нельзя было сказать об алтаре. Бейтс был почти уверен, что церковный алтарь, пусть и небогатый, здесь когда-то был. Но оказался разворован и сломан. Оставалось лишь то самое распятие, перед которым он "медитировал". Образ распятого на кресте Христа был аскетичным и до странности одухотворённым. Даже для объекта поклонения. Настолько, что почти нравился фальшивому Мессии.
- Отец Бейтс, уже пора, - голос Джереми раздался прямо за спиной Бейтса. - Для церемонии всё готово.
- Спасибо, Джереми. Я сейчас выйду, - Дилан даже не обернулся к своему помощнику, легким движением руки отослав его на улицу.
На площадке перед церковью уже давно толпился народ. Здесь собрались все члены церкви Святого Иуды, без исключения. Поводом для такого масштабного собрания могло быть только одно событие – ритуальное наказание. А если сказать ещё вернее - смертная казнь. В общине Бейтса, пусть и  редко, но возникала необходимость провести такую показательную казнь. Конечно, людей убивали не просто так. Дилан облекал любое убийство в ореол божественного возмездия за грехи и фанатики, принимающие все слова своего предводителя за слова Пророка, воспринимали все смерти с покорностью, смирением и благоговением. На самом же деле те «грешники», которых постигала столь незавидная участь, не всегда были грешниками в библейском смысле этого слова. Весьма часто они лишь сомневались в божественной миссии главы церкви или же шли против его воли, а их устраняли – изящно и во благо укрепления общины.
Дилан прекрасно понимал, что руководство такой большой группой людей будет невозможным без поддерживания железной дисциплины и авторитарного режима. Любое сомнение, касающееся божественной избранности его личности или же устройства самой церкви, строго каралось. Любые шаги, которые предпринимались против Бейтса, тут же находили отпор. Естественно, не всегда возмездие было столь открытым, как в этот день. Иногда члены общины трагически погибали на разведке или охоте, а известия об их гибели приносили выжившие спутники по вылазке. Стоит сказать, что в подобных вылазках, как правило, участвовали члены охраны общины – Джереми или кто-то ещё из его приближённых.
На сей раз настала очередь Френсиса. Этот молодой человек присоединился к общине относительно давно – два месяца назад. Если поначалу он и казался растерянным, но со временем совершенно свыкся с атмосферой церкви и начал создавать впечатление глубоко религиозного человека. Один только Бейтс знал, что это вовсе не так. Он знал о том, что юноша тайно посещает одну из адепток и состоит с ней в отнюдь не дружеских отношениях. Внебрачные связи были одним из табу в церкви Святого Иуды. И Дилан приберегал доступный ему щекотливый компромат до тех пор, пока ему не представился случай примерно наказать «грешника». Повод, надо сказать, появился довольно скоро. Почувствовав свою безнаказанность, О’Киф стал неосторожно высказываться о главе церкви и даже предлагать себя на его должность. За что теперь и должен был поплатиться.
Выход Дилана из церкви встретили негромким гулом голосов. Казалось, даже сам лесной воздух был наполнен ожиданием. Все слова, приличествующие случаю, уже были сказаны. Оставалось лишь привести приговор в исполнение. Десяток минут назад Бейтс попросил у своих последователей разрешения для того, чтобы уединится в церкви и помолиться за успокоение души заблудшего раба Божьего Френсиса. За это время уже был подготовлен хворост вокруг позорного столба, к которому был привязан «грешник».
Джереми мгновенно среагировал на появление фальшивого священника и подал ему зажженный факел. Дилан взял его из рук помощника и медленно сделал десять шагов перед собой, отделяющие дверь церкви и место казни. Он был мрачен и молчалив, каким и следовало быть палачу. У них было не так уж и много времени. В лесу могли быть ходячие, и привлекать их большим количеством света было глупо.
Бейтс опустил зажжённый факел на связку хвороста, которая была ближайшей к нему. Она занялась быстро, и вскоре огонь распространился по всему хворосту и стал подбираться к человеку, застывшему с выпученными от страха глазами. Краем глаза Дилан заметил, как Джереми сделал знак двум своим парням и метнулся в чащу леса.

+1


Вы здесь » The Walking Dead: Pendulum » Дни, изменившие мир » "O sinners, let's go down"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC